Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Феечка

Буратино Карлович (начало)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

I
Не все расскажут о герое,
Что поначалу наш юнец
Был попросту бревно сырое –
Да обтесался наконец!
Но все болтали, что вначале,
Пока его презентовали,
Наш Буратино был в дрова -
Известно, какова молва!
А ведь и мы брались за кружку,
С утра заполучив мигрень,
И нас пилили целый день,
Потом вовсю снимая стружку.
И был наш воспитатель груб,
Хотя и не был лесоруб.

II
Ах, грань меж нами и дровами
Совсем не так уж велика,
Мы чем-то буратины сами,
Пока шлифует нас рука.
Но всё же я проблемы скрою,
Вернувшись к главному герою.
Хоть он в анкетах не скрывал,
Что родина – лесоповал,
Но таковой была судьбина,
Что папа – Карло, гармонист.
Пункт матерный в анкете чист -
И кто же приголубит сына?
Наш Карло мог претендовать,
На званье «одиночка-мать».

III
Формально Карло самозанят,
Что означало - без жены.
Без прачки, стряпки и без няни –
Аж сердце билось о штаны.
Он думал о моём герое:
Мол, выйди из полена двое -
И я легко бы промотал
Свой материнский капитал!
Желая сыну лучшей доли,
Чем гармонист при ЖКХ,
Послал подальше от греха:
Пускай его поучат в школе:
Не всем дано купить диплом –
Учись, чтоб не ходить с дуплом.

upd.
klimev
IV
Итак, он звался Буратином.
Слегка занозлив, сучковат.
Нельзя сказать, что был кретином,
Хотя немного туповат.
Образование в лицее
Не полагал он панацеей
И букинисту за косарь
Загнал на рынке свой букварь.
Подняв бабла на этом деле,
Иной бы посетил кабак,
Но Буратино - не простак:
Подумал не о бренном теле
И в поисках духовных скреп
Решил наведаться в вертеп.

drugoj_m
V
Вертеп, замечу мимоходом,
Не то, что думаете вы:
Не зря он был любим народом.
Теперь таких уж нет, увы!
Он состоял из двух частей:
Вверху - раёк, в огнях свечей,
Внизу разыгрывали сцены
По вдохновенью Мельпомены.
Вертеп театром был, представьте!
Театром кукольным притом.
(Театр - он не всегда притон,
Предубеждения оставьте).
Там некий грозный кукловод
Водил актёров хоровод.

fryusha
VI
Да много ли народу надо,
Чтоб поспешать купить билет?
Нужны, во-первых, буффонада,
А во-вторых, - кордебалет.
Мы сами из народной массы,
И мы глядели в карабасы:
Побольше гэгов, голых ног -
А лучше выдумать не мог.
Но чуть открылась пьеса эта,
Где есть Пьеро и Арлекин,
Где будут поиски Мальвин,
Как новый поворот сюжета:
Актёры вылупились в зал:
- Глядите - метросексуал!

VII
...
...
...
...
Фигнестрадание

Пробка

"О шея лебедя, о грудь, о барабан и эти палочки" (К.Ч.)

Театры – с вешалки, а виселица – вне
Театра, режиссёра, бутафора,
Она вполне реальная в окне,
Где золотое око светофора.

Куда спешим на табуне мотора,
На загнанном багдадском скакуне
Куда спешим, когда Фортуне – фора?

Застыли пробки. Загазован пар.
Застыли пробки в толкотне и втуне,
И зашипована резина разных пар –
Колёс Сансары и колёс Фортуны.

Уже спешат размноженные гунны –
На ужины, на ужасы фанфар,
Разбужено спокойствие лагуны.

А лучше бы укрыться в виртуал
От этого вселенского базара.
Театры – с вешалки, я буду театрал,
Давай играть, как будто здесь – Самарра.

Сюда скакал и загонял коня,
Спасаясь от багдадского кошмара,
Где чёрный плащ преследовал меня.

А в пробках душно и сернистый газ.
Там легион застыл во время гона –
И слыша Ганнибаловый приказ,
Слоны стояли, преклонив знамёна.

А не слонялись, как во время оно –
На воле, не входя в боезапас.
Чессно

Балет «Отелло». Либретто, картина 1.

Раскрывается занавес. Декорации: голубые каналы Венеции, по их берегам поля ржи и васильков. Через сцену в нежном па-де-де, продвигаясь налево, танцуют Отелло и Дездемона. Дездемона – крупная белокожая, с золотистыми волосами, Отелло – в стилизованном генеральском мундире, мелкий, активный, чернявый и юркий, вызывающий ассоциации с молодым Пушкиным. Анданте. Отелло вьётся вокруг Дездемоны. Временами он подхватывает её на руки и несёт, временами – она его, что символизирует их равноправие во взаимной любви.

Они скрываются за кулисой, и немедля характер музыки меняется. Навстречу, в правую сторону, пляшут частный предприниматель Родриго и старлей Яго. Задник с изображениями каналов и полей затемняется, сцена подсвечена красным. Музыка ломается, подчёркивая двойственную натуру Яго: то это темы солдатского перепляса, в который органично вплетаются фрагменты танца с саблями, то (находка современного балетмейстера) элементы нижнего брейк-данса! Родриго сопровождает Яго танцевальными па и в сложных фигурах оказывает ему необходимую поддержку.

Буйная музыка, сопровождающая Родриго и Яго не замолкает, но приглушается и начинает перебиваться сонными патриотическими венецианскими мелодиями. В круге зеленоватого света у правой кулисы танцует дремотные сны засыпающий отец Дездемоны – депутат Венецианской Думы Брабанцио.

Родриго и Яго начинают прыгать вокруг него, пытаясь разбудить. Идёт борьба двух музыкальных тем. Брабанцио отмахивается, танцем высказывая пассивность и коррумпированность.

Родриго и Брабанцио сдвигаются к кулисам, Яго в центре танцует сольный народный свадебный танец неандертальцев, скабрезными и похабными па и телодвижениями намекая Брабанцио на сексуальную связь Отелло и Дездемоны.

Проснувший Брабанцио бьёт тревогу. Он, как валькирия, носится по сцене, вызывая и посылая в погоню омон. Родриго и Яго незаметно оттанцовывают за кулисы. Кордебалет омона вприсядку пляшет вслед за Отелло и Дездемоной.
Декорации переменяются.