Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

умолчание

Диалектика - наука о диалектах

Опустим долгий красивый запев про исторические причины формирования диалектов и их иллюстрирование на примере дробной Германии, состоявшей из многочисленных мелких королевств (рассадник принцесс) и ганзейских городов.

У меня даже есть подаренный немецкими коллегами немецко-саксонский словарь. Но - опускаем на фиг, то есть без обсуждения, различия в произношении (немецкое «вурст» и саксонское «вошт») – это понятно, временами забавно, но в силу своей понятности неинтересно.

Опускаем слова, присущие только данному диалекту: они могут быть связаны с местными особенностями (северо-ярославское «крупаги» для оврагов моренного происхождения с ручейками на дне, харьковское «раклы», вышедшее из местной Ираклиевской бурсы).

А интересно на мой непросвещённый взгляд принятое в диалекте использование слов, известных одним значением, с иным смыслом.
Как я уже писал, я жил в маленьком посёлке. А вокруг были - не затронутые ещё в те времена дикторами телевидения - северо-ярославские деревни со своей речью:
«Вышел во двор и кошку киснул» (позвал).
«Платье гладкое с бантами» (гладкое = одноцветное).

А больше всего мне нравилась история, как местная жительница попросила москвичку привезти ей из Москвы светлые резиновые сапоги. Та обегала все магазины – не нашла. Местная жительница ей явно не поверила и обиделась. А уже потом москвичка узнала, что «светлые резиновые сапоги» - это чёрные блестящие.
В Псковской области такие сапоги называют ещё ясными.

Мой-то говорок, знамо дело, - не местной: напевнаа речь.
А местной народ – дракливой: плюнешь в морду – драться лезет.
Я потому завсегда, как говорю, так себе рукам’ помогаю.
умолчание

Перепост из ФБ: сагудай.

Перепост из ФБ
Zorigto Namsaraev
Наверное самое сибирское блюдо - сагудай. Взять рыбку северной породы, с жирком, например омуля, пелядь или лосось. Снять с нее кожу и нарезать филе на куски. Бросить к рыбе тонко нарезанную головку лука, добавить немножко лимонного сока и капельку растительного масла, посолить, поперчить. Накрыть второй тарелкой и хорошенько потрясти, чтобы все перемешалось. Проконтролировать у всех ли налито. Быстрее-быстрее, сагудай греется! Ах, хорошо...

Откуда же взялось такое чудо? Скорее всего из Арктики, с севера Западной Сибири, из языка исчезающего народа энцев (их осталось всего 227 человек, а дальше только словари и несколько диссертаций). Они дали русским промышленникам и соседним народам слова "сагу" - сырая пища и "сагуда" - есть сырую рыбу или мясо. Дальше уже они превратились в долганском языке в "хогудай" - свежая рыба, пойманная в теплое время года и поедаемая сырой, в русском языке на севере Красноярского края "сагудать" - есть сырую рыбу, в эвенкийском "акута" - есть сырую пищу, а там уже и до Байкала недалеко.

На видео "сагудай" из пеляди с дымком из ресторана "Тэнгис" в Улан-Удэ. Делал его не сам, но здесь он вполне хорош.
(История приключений слова "сагудай" взята из: Аникин и Хелимский, Самодийско–тунгусо-маньчжурские лексические связи, 2007.)

https://www.facebook.com/zorigto.namsaraev/videos/3297265850330688/
Новый Год

Ноэль

Три царя, три волхва - и они же три деда Мороза -
Прорвались на приём, где пророчили про Рождество.
Иванов и Лавров, и Песков совершенно тверёзо
Полагают, что все иностранцы немного того.

Прошмонали мешки - там какие-то ладан и мирра,
Интерес вызывал подозрительно жёлтый металл.
И сказали волхвам: - А идите отсюдова с миром,
Всё прекрасно у нас: за второго дают капитал!

Уходили волхвы в непонятках и новой надежде.
И мешки их легки, соответствуя долгим годам.
Золотая звезда на орбите сияет как прежде,
И стоит Вифлеемом под ней золотой Магадан.
умолчание

(no subject)


11 декабря. Крайний юг Московской области.
Ошалевшие от непривычной погоды галки ищут под дубами трюфели.
Долго наблюдал, чтобы отнять, если найдут. Не нашли. 
умолчание

"Из точки А в точку Б вышел пешеход" (с)

Идёт пешеход из задачки
в поход:
из точки до точки
и дальше идёт.

Проблема гонца,
что задача велит
ему до конца
перебрать алфавит.

Идёт он, заране
судьбу матеря,
из Аннино,
Адлера, Анадыря,

а дальше во времени
и наугад:
вчера это Бремен,
а завтра Багдад,

и взяв из почтения
«на караул!»,
ему приглашения
шлёт Барнаул.

...С годами есть опыт
заметный уже:
где точечка Ж,
а где полная Ж –

и Жиздра, и Жмеринка
в этой борьбе
зовут неуверенно
парня к себе.

(Возможно, мы тоже
немножко желаем
побыть Пржевальским,
Миклухо-Маклаем,

но кто же спросонок,
чуть встала заря,
пойдёт до Херсона
от Анадыря?)

Уже перепутались
Пярну и Псков,
уже износились
семь пар башмаков -

конца алфавиту
не видно нигде,
и ноги гудят о
холодной воде.

Присядет бродяга
на мох у ручья:
и смотрит бедняга:
и где эта Я?
Фигнестрадание

(no subject)

Луна разбита на осколки,
И у Лонгрена снова криз.
Солёный ветер дует – бриз
Из цеха килечной засолки.

И как проспекты ни мусоль –
Деваться некуда отсюда.
Одной надеждою на чудо
Живёт портовая Ассоль.

На грудь принявши после бани
И пивом поправляя стать,
Учитесь, милые, мечтать! –
Как Казанова о Казани.

Или Рязанов о Рязани.

А может – о Росстате тать.
умолчание

Пущино как место слёта

В Пущино находится академический центр биологических исследований.
Есть разные легенды о том, как выбирали место для центра. По одной – академики летали по Московской области на вертолёте, и оттуда им глянулся холм Пущино. По другой – отцы-основатели вовсе не летели на вертолёте, а плыли по Оке на лодочке и оттуда залюбовались холмом. По третьей, не столь романтической, первому директору научного центра предложили место на притоке реки Пахры в Московской области – близко к Москве, что решило бы ряд тогдашних и теперешних проблем. Но река называлась Моча (ударение на О), и академик отказался, сказав: - Это что же, будут все называть мой центр – центр Такого-то на мочЕ!!! – И предпочёл Пущино-на-Оке.
На самом деле действительность прозаичней. В Пущино находится самый высокий карстовый холм в южного края Московской области. По расчётам, если встать на крыше девятиэтажного дома в Пущино на вершине холма да ещё и на метр подпрыгнуть, то можно увидеть Москву по прямой. А дожди здесь выпадают только при северных ветрах, при остальных они выпадают в огородах у холма, а верхушку облетают. Именно поэтому здесь ещё раньше расположили радиотелескопы ПРАО ФИАН – Пущинской радиоастрономический обсерватории Института физики Академии наук. А уж биологический центр Академии в Московской области разместили здесь же, чтобы не множить количество маленьких академгородков в Московской области.
Но, объединяя радиотелескопы и биологов в одном месте, люди не подумали об ещё одном интересном кумулятивном следствии.
Видите ли, земляне, все суперцивилизации – самого разного происхождения – посылают в иные миры набор радиосигналов, резонансный их организмам. И смотрят: есть ли где-то схожий мир. И тут обнаружилось, что на планете Земля есть точка, где все эти сигналы не отражаются, а только поглощаются, хотя при этом и существует обильный фон собственных биогенных и техногенных радиосигналов. Естественно, что все любопытствующие миры направили сюда свои зонды или наблюдателей. Таким образом, место не столь интересного самого по себе Пущино стало точкой встречи суперцивилизаций, которые до этого не искали встречи из-за разных спектров собственных радиосигналов.
Сразу предупрежу вопросы любопытствующих землян. Нет, зонды и корабли, сконструированные на принципах так называемых гравилётов или хронолётов - «летающих тарелок», в светлое время не видны, поскольку не отражают свет от вращающегося тора. В тёмное время они могут быть обнаружены по плазменному свечению окружающего воздуха. В правом верхнем квадранте прилагаемой фотографии, сделанной с тарелки, находившейся как раз в районе радиотелескопов, видно свечение воздуха как траектория полёта снижающейся над Окой тарелки крнцптов. (Фотография не моя, не из моей тарелки, автор мне неизвестен.)
Сейчас перед цивилизациями миров стоит вопрос: как уберечь место слёта разных миров на лысой горе в Пущино от его закрытия землянами?
Новый Год

Воспоминания. Акванавты.

Москва – порт пяти морей. У ступенек Института океанологии даже якорь стоял.
Заявился я однажды к ним из своего дальнего Подмосковья ранним утром, а нужные мне специалисты ещё до работы не добрались. Вот я вахту прошёл и гуляю внутри по пустому вестибюлю, жду. А там на задней стенке витраж большой, во всю стену, только электрическая подсветка не подключена, и разглядывать трудно. Ну, прохаживаюсь, пялюсь, очертания морских обитателей угадываю. Смотрю – какая передо мной огромная… не, думаю, это просто у меня воображение извращённое. Это, наверное, черепаха какая или медуза, а у меня просто фантазия разыгралась. Вглядываюсь – а из неё ноги растут! Пошёл дальше вдоль стенки – увидел вторую гигантскую задницу. После некоторых рассматриваний усмотрел и третью, только уже такую, знаете, слегка усохшую. И табличку увидел. Видать, не одного меня смутило, для таких непонятливых и повесили. Я её даже переписал тогда:
«Акванавты. Это панно посредством пластики отображает проникновение человека в новую среду обитания».
Пришёл вечером к друзьям-москвичам, рассказываю. А они глядят на меня с заметным недоверием и говорят:
- А чего же тогда Серёженька Кашин, который там столько лет работает, нам ничего подобного не рассказывал?
И тут – рраз! – звонок в дверь – и появляется Кашин. Я сразу к нему бросаюсь и даже без всякого здрасьте:
– Серёжа! Подтверди! Про витраж!
Он меня сразу понял и говорит:
- Это какой? «Четыре же», что ли?
Я, растерявшись – как я мог ещё одну пропустить! – говорю:
- Как четыре? Три…
Он: - А это у нас в институте так витраж называют. Четвёртая – кто эскиз принимал. Ну, на бумаге красиво было: голубая толща и три уплывающие от зрителя фигуры в оранжевых гидрокостюмах. А теперь подсветку и не включают: представляешь – входишь в фойе – а перед тобой на голубом фоне три жопы апельсинового цвета.