Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

умолчание

Зимние мечты о Мальдивах

"Все это выдумка, нет никакого Рио-де-Жанейро, и Америки нет, и Европы нет, ничего нет. И вообще последний город - это Шепетовка, о которую разбиваются волны Атлантического океана." (ИИЕП)

Как доставать зубами локоть,
Где цоколь радуги зарыт,
И можно ль головой раскокать
Основы старых пирамид,

На сколько редьки слаще хрен –
Все эти вечные вопросы
Давным-давно уже даосы
Не пишут в книге перемен.

А время гонит в хвост и гривы
Через ковыль или овёс –
Из февраля да на Мальдивы,
Где диво продают с колёс,

И где туристы-иностранцы,
Устав от пламенных интриг,
Проводят праздники и танцы,
И околачиванье фиг,

Где под кокосами в нирвану
Не надо перемены мест,
Где Архимед залазит в ванну
Не для мытья, а для сиест.

Останови извечный бег!
Лежи на пляже без портянок.
Иль - к радости островитянок -
Купи у Ротенберга снег.
умолчание

Ещё старых воспоминаний. Вода из Кёльна (О де Колон)

Есть утверждения, будто бы Наполеон был одним из первых, кто стал пить одеколон.
Историки и романисты уверяли, что в зависимости от военной ситуации Наполеон выпивал до 60 флаконов в месяц. http://www.germany.ru/land/nrw/koeln3.html
Полагаю, что это не так. Спиртяшка супругов Мюленс с самого начала продавалась в Кёльне: сначала как «чудодейственная вода», а потом как «живительная вода». http://www.weltreport.de/artickel_reportage/2007/03/18/echt_koelnisch_wasser/
Предлагалась она не только для наружного, но и для внутреннего потребления. Последнее было более чудодейственным.
А вот в гору продукт пошёл действительно после оккупации французами Кёльна: при Наполеоне поставка спиртных напитков солдатам действующей армии была запрещена, но это не касалось о-де-колона: «вода из Кёльна» шла у интендантов как «туалетная вода» - по статье «предметы гигиены».

Ага, как же, предмет гигиены! Когда мой старший коллега был первый раз в жизни начальником экспедиции, то его среди ночи разбудил экспедиционный шофёр: - Слушай, командир, что делать!?? Я тут сейчас в деревне был с одной – и прямо чувствую, что подцепил от неё чего-то! Что делать, командир?!!
Мой сонный и юный коллега, только после МГУшной скамьи, не нашёл ничего лучше, чем поделиться лабораторным опытом стерилизации.
– А ты в спирт макни, - посоветовал он. Что шофёр и сделал. И с жутким воплем полетел в озеро – отмокать.
Когда я узнал эту историю, то порадовался только, что сонный друг не предложил ему для полной стерилизации фламбировать – поджечь после спирта. Потому что просто спирт полной гарантии стерилизации не даёт.

Не, я помню те советские времена, когда перед сельпо стояла очередь угрюмых мужиков: тройняшку завезли. Тройной одеколон. Магазин, чтобы выполнить и перевыполнить план продавал тройной одеколон с нагрузкой – мелким пузырьком цветочных духов. Выходившие мужики бережно клали тройняшку в глубокий карман, а пузырьку тут же сворачивали голову и выпивали эту мелочь в один глоток – не таскать же с собой! Морщились – и шли дальше, благоухая весенними запахами. У входа в сельпо в этот день валялась груда стеклянных флакончиков.

В 1973-м, когда наша экспедиция на острове Кильдин, Баренцево море, подошла к концу, там как раз закончились учения северного военного флота, и корабли должны были вернуться на базу. Весь вечер мы провожались с нашем корешем с флагмана – капитаном третьего ранга, каптри. А утром собирались идти просить командира соединения, каперанга: не возьмёт ли он 600 кг нашего груза на корабль до Мурманска.
Чтобы утром не дышать на флотское начальство перегаром, мы заранее купили в местной лавке флакон одеколона «Иллюзион». Наутро после вечерних прощаний наш начальник экспедиции сказал, что не пойдёт к каперангу. Вообще никуда не пойдёт. Просто примет седальгин и останется умирать тут же на месте.
Отправились мы вдвоём. Меня хватило на то, чтобы прополоскать рот одеколоном, а мой товарищ им обильно умылся. Но и у каперанга накануне был вечер прощания с местными командирами! Поэтому, когда следовала реплика моего товарища или каперанга, то оба они слегка поворачивали головы и произносили её а-парт – в сторону. И только я говорил, честно глядя в глаза и шибая ароматом «Иллюзиона».
умолчание

Странники

С котом – в переноске солома.
С котомкой – точнее: сумой.
Куда же бездомным без дома,
Когда домовитым – домой?

Куда бедолагам усталым –
А горести не по плечу –
Стучаться с родимым уставом?

А вашего я не хочу.
умолчание

Погодное (непогодное)

Гидромет даёт прогнозы:
К нам идёт в сверканьи крыл
Красным уровнем угрозы
Сам архангел Михаил.

Гром рокочет и грохочет,
Разверзая хляби вод,
И хохочет алый кочет,
Сев на молниеотвод.

Новый Ной на месте не был -
Водопадами текло -
И летело наземь небо,
Как разбитое стекло.

...Мы под зонтиком в тазу
Проплываем сквозь грозу.

UPD.
Отредактировал по поправке osyotr
умолчание

Застывшая музыка. Усадьба.

Здесь лестницы клавиатура
Как увертюра входа в дом.

Застывших музык партитура
Уже читается с трудом.

Здесь были празднества и свадьбы -
Усадьба кровлею гремит,
А окна битые усадьбы
Заплёл вьюнок Семирамид.

Здесь было весело когда-то,
Светло от множества свечей.

Как тихо сыплется стаккато
Из силикатных кирпичей.
Фигнестрадание

Круизный лайнер (киплингование)

Мы море кормим тысячи лет,
Всегда готовы к беде.
Нам пенный след рисует ответ
Трезубцами по воде.
Лайнер тебе прогудит привет -
Нет, не бери билет!
Крыса уже покидает трюм,
Напялив гидрокостюм.

Вода смывает солёный пот -
Поэтому солона.
Уносит лайнер - приносит плот
Прожорливая волна.
Скачет всадник, конь его блед -
Нет, не бери билет!
Комментатор ТВ угрюм,
На нём защитный костюм.
умолчание

Острова Остракизма

Когда что-либо описываешь, то легче всего это делать на примере сравнения с чем-нибудь известным. Это тоже не всегда хорошо срабатывает. В далёком 1974-м, когда интернета у нас в доступе не было, я привёз из экспедиции загадочные плоды фейхоа. Чтобы объяснить знакомым – что это, я перелистал кучу книг и, наконец, нашёл в «Жизни растений»: фейхоа по вкусу напоминает гуаву.
Ага, как же, гуаву я до сих пор так и не попробовал.

Так вот, есть такая он-лайн игра «Остракизм». Для сравнения отталкиваемся сразу от двух телешоу: КВН и «Импровизация». Представьте себе, что на сцене сразу 10 игроков КВН, каждый из которых представляет отдельную, конкурирующую команду. Это легко представить тем, кто видел КВН. Теперь представьте себе, что шутить и /или реагировать они должны на любую услышанную реплику – это тоже вполне представимо – и по КВН, и по Импровизации. После каждого тура один игрок выбывает – такое есть при одном из видов конкурса КВН.

А вот теперь главное, основное, архиважнейшее отличие: внешнего жюри нет!
Решение о том, какой очередной игрок выбудет, принимается по результатам общего тайного голосования игроков. Отсюда и название «Остракизм».
Внутреннее, а не внешнее голосование полностью изменяет и определяет основные цели и стратегии игры! Теперь делается важным не столько литературно-занимательное качество реплик, сколько их смысл: против кого дружить будем?
Приведу такой, придуманный мной, пример:
Игрок А: – Мне Сенька Мономах свою шапку прислал – она ему по размеру не подошла *бережно и солидно надевает воображаемую шапку*.
Игрок Б вынужден думать о выборе стратегии:
- можно грубо наехать на игрока А: белая горячка, никакой шапки нет, мания величия. Но тогда не исключено, что игрок В скажет: - Ах, как красиво горят яхонты и смарагды на шапке! – он объединится с игроком А, и при голосовании их будет двое против тебя;
- можно самому отвесить комплименты шапке, но тогда ты будешь восприниматься остальными ведомым игроком, менее важным, чем игрок А;
- можно принизить значимость этой реплики, оставляя открытым вопрос – ты «за» игрока A или «против»: сказать равнодушным голосом: да, он и мне прислал, этот Сенька на шапкомономаховой фабрике сторожем работает, вот и шлёт эти шапки всем, кому ни попадя…
В конце игры остракизма остаются два победителя, их голоса уравновешены.

Придумана игра была в ту пору, когда появилась возможность обмениваться он-лайн текстовыми сообщениями.
То есть – самого игрока не видно, все выступают под псевдонимами – и обыгрывают свой псевдоним.
Воображаемость персонажа и его анонимность, казалось бы, сильно развязывают руки.
Так, игрок Фергюссон, возникший из Жюль-Верновского романа, соответственно, был с корзиной воздушного шара, из которой, по мере необходимости, извлекал всё, что ему нужно было. В одной из недавних игр (остров 148) один из персонажей был и вовсе – Господь Бог (Paternostr). Как показала практика, это не спасает от тайного голосования. Анонимность игрока и воображаемость персонажей позволяет много что: ваш персонаж может, например, взять базуку и выстрелить в другого. Но и тот может поставить какой-то щит – или сказать, что вам только показалось, а вы промазали – или регенерироваться заново из ошмётков. Хуже, если в вас стреляли дерьмом или насиловали – в этом случае вы тоже можете отмазаться – или подыграть, - но осадочек остаётся. Поэтому по результатам практики игр выработано правило, запрещающее физическую агрессию одних персонажей по отношению к другим.

Игра «Остракизм» расположена на сайте http://www.ludoedy.ru/
Название сайта и ставший традиционным термин «острова» определились исторически в самых первых играх, когда персонажи изображали жертв кораблекрушения, оказавшихся на необитаемом острове. Выбывание игрока по итогам голосования – ну, понятное дело, съели беднягу…
В игре появились свои чемпионы или профи по стратегии выживания, имеющие на счету десятки побед http://www.ludoedy.ru/nicklist/or/1

Вот пример текстов одной из последних игр – самое начало, первый день, персонажи только появляются на острове, представляют себя какими-то краткими репликами и начинают осторожно или с наездом отвечать на реплики других.
Collapse )
Фигнестрадание

Летающий Остров 152

Звонок в дверь был таким неожиданным и резким, что Шахрезада Петровна чуть не подпрыгнула. Ну, не может никто звонить в дверь одинокой пенсионерке, пять дней назад вернувшейся на родину после пятидесятилетнего отсутствия и только что въехавшей в новенькую, ещё совсем не обжитую двушку на краю большой Москвы.
Кто бы это мог быть?
- Киллер, - привычно подумала пенсионерка.
В тапочках на войлочных подошвах она довольно бесшумно поспешила к входной двери и глянула - не в глазок, конечно: хоть дверь и железная, но сквозь глазок пристрелить можно - на экранчик видеокамеры. На площадке стоял разносчик пиццы, с двумя коробками, наряженный по случаю праздников дедом Морозом. Точнее - Санта Клаусом: куртка, а не шуба.
- Кто там?
- Вам пицца!
- Не заказывала, вы ошиблись адресом.
- Это подарок от фирмы.
- Уходите, съешьте сами. А то вызову участкового.
Санта Клаус на экранчике открыл одну коробку и вынул букетик невнятных и слегка помятых цветов. И пониженным, но чётким голосом произнёс пароль многолетней давности:
- Тут вам ещё цветы - через резеду к астрам!
Шахрезада Петровна вгляделась: борода была прицепной, но нос, хоть и приобрёл за эти годы натуральные дедморозовские оттенки, был самый что ни на есть настоящий и узнаваемый.
Она отщёлкнула спецзамок, замаскированный под обычный дверной, и распахнула дверь.
- Ну, входите, только не натопчите.
Затворив и заперев дверь, Шахрезада включила помехогенератор.
- Вот не ждала, Валерочка! Ты теперь, небось, уже в генералы вышел. Неужели до сих пор при делах?
Разносчик пиццы с облегчением расстегнул свой нелепый кафтан и включил собственный помехогенератор.
- Майор. В смысле генерал-майор. Нет, в отставке. Отдыхаю. Но сейчас меня специально выдернули, сказали, что ты здесь и что нужно тебя привезти в контору. А кроме как мне ты никому не доверишься.
- Правильно, - поджала губы пенсионерка. - И нечего мне в конторе делать. Я своё отпахала. Для каких меня только дел не использовали. Я и в чалме с наклеенными усами военный советник Ясера Арафата. Я и в Катаре погонщица слона при Зелимхане Яндарбиеве. Я и в Солсбери проститутка по вызову к Петрову и Дебоширову. А дома - расписалась за награды, которые так и остались в сейфе в управлении, получила вот это - она обвела рукой новую двушку с ламинатными полами - да ещё и оказалась пожизненно невыездной. Это я то, которой в Москве легче заблудиться, чем в Лондоне или в Рио!
Генерал-майор Валера вздохнул и примирительно сказал: - Вот, как я понимаю, сейчас и снова станешь выездной. У них там какое-то спецзадание для тебя, которое даже мне в силу его особенной важности знать не положено. И нечего ругаться: пенсия-то у тебя ещё моей повыше, я в финансовом отделе работал, правила знаю.
- Да разве дело только в деньгах, - начало было снова закипать пенсионерка. Но позволила себя уговорить.
*
Начальник Управления поднялся ей навстречу из-за стола.
- Здравствуйте. Рад видеть заслуженных бойцов нашей несгибаемой гвардии. Иванов Иван Иванович.
В представлении особой надобности не было: имя, отчество, фамилия вручались вместе со званием и должностью. Да и на неё досье лежало у него на столе.
Тем не менее формальности было принято соблюдать.
Шахрезада Петровна вскинула острый подбородок:
- Кляк. Ша Пе Кляк, - и протянула остренькую твёрдую ладошку.
Иван Иванович пожал руку и даже улыбнулся официальной улыбкой. Но это было уже новое поколение - не профи, выраставших с низовой работы в поле, а менеджеров, присланных сверху.
- Садитесь полковник Кляк. А эти ваши британские джеймсбондовские штучки забудьте. Нечего нам натовцам подражать.
Ша Пе с видом чопорной старой дамы присела на стул и всем видом выразила скромное ожидание.
- Задание колоссальной сверхважности и сверхсекретности. О задании и вашем участии будет знать только крайне ограниченный круг лиц.
- Других и не выполняла, - с видом оскорблённой надменной королевы сообщила полковник.
Иван Иванович вздохнул. - Такого, - он подчеркнул это слово, - ТАКОГО не выполняли. Такого вообще никто ещё не выполнял. Судьба мира. Даже не в смысле войны и мира, а мира как планеты.
Полковник Кляк села по стойке "смирно". - Слушаю, товарищ генерал армии.
Генерал незримой армии невидимого фронта кивнул и продолжил. - Китайский остров Хайнань при участии наших специалистов, под видом их выездов на курорт, приобрёл все свойства летающего острова и может быть в ближайшее время выведен на патрулирование планеты сверху. Однако империалисты США, вступившие в тайный сговор с Японией и Южной Кореей, формируют свой совместный искусственный остров. Много раз нам удавалось срывать их планы, угрожающие монополии летучего острова Хайнань. Но похоже, что перед их новым формируемым островом мы будем бессильны. Остров 152 будет вашим заданием. Его нужно будет нейтрализовать или уничтожить. Или, - мечтательно добавил он, - захватить.
_ Это хорошо, - подумала Шахрезада Петровна, - что он ещё такой зелёный. И прямой.
- Разрешите вопросы?
- Разрешаю.
- Вопрос первый: откуда у нас такая забота о превосходстве китайцев?
- Признаюсь, я ждал этого вопроса. Вот секретная информация высшего уровня, известная только руководителям международных разведок и главам правительств. Договорились не освещать это в СМИ, чтобы не разогревать антиглобалистов. На самом деле объединение большинства стран уже произошло. - Он подошёл к висящему на стене портрету гарантированного гаранта и повернул его оборотной стороной. На другой стороне оказался смутно знакомый портрет какого-то китайца. - Мы, например, уже представляем единую с Китам страну. Наше сырьё, их рабочая сила, объединённые учения двух армий - а на самом деле единой народной. В отдельных регионах законы пока различаются, но в целом это нормально.
Он отошёл от портрета на стене. Шахрезада Петровна с замиранием сердца ждала: перевернёт ли он так же точно портрет Ивашутина, стоявший у него на столе. Нет, не стал. Пока.
- Так что остров Хайнань - наш.
- Понятно. Второй вопрос, товарищ генерал армии. Почему для задания выбрали меня?
Генерал слегка запунцовел. Он действительно ещё был очень молод.
- По нашим сведениям у них уже есть приборы, читающие мысли. Ну, не так, чтобы уж совсем мысли, тем более на разных языках, но скачок в эту сторону точно есть. По крайней мере - считывание эмоций в отношении определённых персон и объектов. Мы сейчас тоже работаем в этой области. И наши яйцеголовые сделали свой приборчик - мы им всех проверяем. И вас проверили, когда вы были в управлении, подписки давали. У вас совершенно замечательное возрастное известкование сосудов коры головного мозга. - Он приоткрыл бумажное досье и заглянул в верхнюю бумажку. - Каль-ци-фи-кация. Короче говоря - фиг что американцы считают!
- Понятненько, - Шахрезада Петровна пождала и без того узкие губы. - После того, как вы мне изложили столько сверхважной информации, о неразглашении можно и не предупреждать. В операциях по ликвидации и сама участвовала.
Иван Иванович кивнул. - Всё правильно понимаете. Учтите только, что в данном случае ликвидация будет осуществляться с особой жестокостью, предписанной по отношению к изменникам и врагам китайской императорской народной династии.
- Это понятно, - отмахнулась полковник Кляк. - Товарищ генерал армии, а хоть какой-то пряник в случае выполнения задания есть, кроме ордена или внеочередного повышения звания?
Генерал наморщил лоб. - В случае гибели при выполнении - и то, и другое.
- А если выполню, но ещё и жива останусь?
- Хм... Есть хорошая легенда. Вы - вдова американского мультимиллионера, много лет находящаяся в коме в частной клинике в Швейцарии. При благоприятном варианте - вы вдруг выходите из комы и поселяетесь на своей роскошной вилле в Калифорнии, денежные средства на счету ограничивать не будем.
- Так точно.
Черты лица генерала смягчились - молодой, неужели он думал, что я смогу отказаться? - и он сказал: - Благодарю вас, полковник. Связи, явки, легенду - всё сейчас получите в соседней комнате.
*
Феечка

Туманная сказка

По теме https://zapovednik-2005.livejournal.com/
"День туманного Лондона"

В некотором царстве, некотором государстве…
Не задумывались, почему в - «некотором»?
А потому что сказочники – люди неосторожные, могут нечаянно и правду сказать. Думают, что если не про своих, то можно. Ага, как же! Тут сразу же – бац! - международный конфликт, ухудшение отношений и всё такое прочее. А к неосторожному сказочнику в ту же самую ночь какие-нибудь три туриста заходят: типа Боширов, Петров да тот третий, про которого ни словом не сказать, ни пером написать в силу его совершенной секретности. И сообщает наш МИД ответно послу некоторого государства: это у вас ошибочка вышла – нет у нас такого сказочника!
Как говорила бабушка Ванга: - Он больно много знал. Не так много, как больно…
Это всё присказка была, а вот теперь уже и сказка.
В некотором царстве, некотором государстве жила-была королева. И были у неё три дочери. Одна – принцесса Уэльская, другая – принцесса Корнуэльская, а не третью титулов не хватила, поэтому она была так, сама по себе принцесса.
Вот однажды вызывает королева к себе своих дочерей и говорит:
- Дети мои разлюбезные, дочери красавицы (и ты тоже), чувствую я, что здоровье у меня уже не то, что прежде. Лет тридцать ещё поправлю, да и на покой пора. (Не плачьте, а то косметика потечёт.) Вот я и решила посмотреть, кто из вас посмышлёнее, кому престол не по метрике оставлять, а по моей монаршей воле. Объявляю вам конкурс: кто меня каким чудом в моей столице удивит – в положительном смысле, разумеется – того и верхи.
И лорд-канцлер тут как тут: монаршую волю на цифровой магнитофон записал, большой гербовой печатью прихлопнул – и все дела!
Закручинились старшие сёстры. Хоть они Кембридж с Оксфордом кончали, а видят – дело тут непростое. Вызвали они к себе бизнес-консультантов из Высшей школы экономики да психологов из лучших британских учёных – каждая по отдельности, заперлись по своим кабинетам, мозговой штурм штурмуют.
На всю столицу была только одна достопримечательность, которая прямо была связана с королевой, а потому ей особенно дорога. Это была большая старинная башня с четырёхсторонними часами, колокольными курантами и с высоким шпилем на верхушке. Башня раньше именовалась в честь святого покровителя часовщиков, а потом её переименовали в честь королевы. Именно здесь она ещё принцессой когда-то в туманные вечера назначала свиданья своему кавалеру – и новое название башни приятно напоминало королеве молодость. Понятно, что старшие принцессы, не сговариваясь, вспомнили именно про часовую башню.
Только планы у них всё же разные были, потому что они же не близняшки-двойняшки были, а потому мыслили по-разному и даже в синхронном плавании всегда не совпадали.
Одна надумала на шпиль башни фигуру королевы в полный сверхчеловеческий рост наткнуть – чтоб матушка не беспокоилась, что её часовую башню потом опять переименуют. А другая решила мелодию у курантов переменить, чтобы вместо старого менуэта была любимая матушкина песня «Ворон в Тауэр летит, нагулявши аппетит…».
И решили принцессы – каждая по отдельности – не откладывать дело и матушку удивить прямо к королевскому завтраку. В хорошем смысле слова.
А вот самая младшая сестра даже и не огорчилась объявлению конкурса. В Кембридже и Оксфорде она не училась, её ещё из Итона исключили за курение в школьных туалетах. Да и терять, думает, мне нечего – кроме моих цепочек.
А сестёр своих она всегда хорошо знала.
Вот и пошла она на городскую окраину в Ист-Энде, прямо в бедный коттедж, где ютилась самая настоящая ведьма из лейбористской оппозиции.
- Здравствуй, бабушка ведьма, - говорит младшая принцесса.
- И тебе не хворать, беститульная принцесса, - говорит ведьма, - по какому делу пожаловала? Вот тебе мой прайс-лист, а для принцесс у меня всегда есть скидка.
Принцесса только ручкой махнула: - У меня, - говорит, - заказ эксклюзивный. – И давай ведьме на ухо шептать. – А за это, - говорит, - я тебе отдам свой голос – в аккурат на следующих выборах.
На том и порешили.
Всего-то и колдовства понадобилось: сёстрам в их джипиэсах точку джи поправить да туман, когда надо, впустить, а когда надо, выпустить
Надобно вам сказать, что в королевстве этом туманов было – видимо-невидимо. Его так даже иногда и называли – Туманное королевство или Туманов биллион. И местные жители в королевстве попривыкли, а туман ласково звали Билли. Выглянут в окошко на серую пелену: - О, – говорят, - к нам снова Билли в гости заглянул, будто и не уходил…
Вот утром выходит королева на свой дворцовый балкон выпить чашечку горячего шоколада с крендельком – а снаружи балкона сплошной туман, все сто двадцать оттенков. И невнятные приглушённые команды с площади сквозь туман доносятся.
Тут и младшенькая на завтрак является: - Доброе утро, мамочка, хотите посмеяться для подъёма утреннего настроения?
Королева на неё с подозрением посмотрела, но махнула ручкой и говорит: - Ну, давай!..
Та на айфончике пару кнопок нажала и – опа! – туман Билли как не бывал! Ясное солнышко сияет снаружи высокого-превысокого балкона – и при нём видно, как одна команда энтузиастов под руководством принцессы Уэльской пытается сверху на статую героя-адмирала фигуру королевы приделать. (Довольно непристойное зрелище, но по-своему познавательное.) А вторая бригада, которая под началом принцессы Корнуэльской, к тому же адмиралу с другой стороны пытается колокольчики привесить...
Вздохнула королева-мать, обняла младшенькую и говорит: - Вся в меня. Будешь отныне носить титул принцессы Ольстерской.
А потом посмотрела куда-то в неопределённом направлении и говорит: - Спасибо, Билли, заходи почаще, всё же малютка не только в меня, но и в тебя пошла.