Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Какой есть

Цитата

"Каждый раз, когда на демонстрантов натравливали сотню‑другую полицейских, число «нападений на блюстителей порядка» резко возрастало.
Полицейских призывали «не снимать ежовых рукавиц», и многие, надо не надо, с охотой внимали этому призыву. Ударь, например, пьянчужку дубинкой – он, скорее всего, даст сдачи. Простая истина, любой усвоит.
Хитроумные тактики добились своего. Полицию вооружили до зубов. На дела, с которыми раньше справлялся один человек, вооруженный простым карандашом и толикой здравого смысла, теперь посылали полный автобус полицейских с автоматами и в пуленепробиваемых жилетах."
(П.В., М.Ш. "Запертая комната")
Образование и наука

Статистика - и как заставить её работать.

Статистика и как заставить её работать.
Известно, что существует три вида лжи: просто ложь, наглая ложь и – статистика!
Эта классическая истина не исключает возможности правильного осмысления любой статистики.
Вот, например:
www.rbc.ru/society/.../02/2016/56ba00a79a79474ccbd2bccb «Число самоубийств в России упало до самого низкого уровня за 50 лет».
Проходим по ссылке на страничку Росстата и видим, что количество самоубийств из расчета на 100 тысяч населения сократилось от 18,2 в 2014 году до 17,1 человека в 2015. Разница в 1,1 человека на 100 тысяч – это замечательно!
Переходим на другую строку той же таблицы: количество смертей от болезней органов пищеварения увеличилось от 66,1 человека в 2014 году до 68,8 в 2015-м.
Вот и разгадка: разница в самоубийцах из-за нахлынувшей на них депрессии перешла туда, где люди запивали и заедали своё горе.
Вот и померли они от болезней пищеварения. Их даже прибыло не на 1,1 человека на 100 тысяч, а на 2,7 – это ещё не только несостоявшиеся самоубийцы, но и потенциальные кандидаты, заедавшие депрессию.
Статистика позволяет сделать правильный вывод:
давайте добавлять антидепрессанты в пищевые продукты только хорошего качества – народ начнёт разбирать именно их. Это позволит снизить не только число самоубийств, но и увеличит тягу к хорошим, а не низкокачественным продуктам!
Подаём заявку на национальный проект «Знаем, что едим!».
Какой есть

(no subject)

Милый-Рыжик начала лимерик:
http://milij-rizhik.livejournal.com/1369490.html
"Старикашка на Рейне в Вестфалии
Возжелал как-то раз тетю Валю..."

Лучше поздно, чем никогда, решил я ("Лучше поздно, чем никогда, - сказал самоубийца, положив голову на рельс и глядя вслед ушедшему поезду." (с)", - и сегодня досочинил два варианта:
1.
Старикашка на Рейне в Вестфалии
Возжелал как-то раз тетю Валю и
Степашку, и Филю,
И всех, кто там были:
Редакторов, ну, и так дале.

2.
Старикашка на Рейне в Вестфалии
Возжелал как-то раз тетю Валю... И
Боль в сердце, ребята,
Исчезла куда-то:
Затмила мозоль от сандалии.
Чессно

Потопия (Битвы богов)

К египетскому богу Тоту
Приходит Этот из богов
И говорит, что он готов
Платить по гамбуржскому счёту.
Тот поломается для виду
И выставляет Атлантиду.

И море - движется - волной.
Над нами вырастет цунами.
И ноют свиньи с кабанами:
У Ноя нынче выходной!
Зато гуляет Посейдон,
Хотя на дне сухой закон!

К египетскому богу Тоту
Приходит Один, мёртвый гот,
И молвит "Auch ich bin Tot!" -
И хочет на потопы квоту.
Мол, есть божественный совет:
Уходите - гасите свет!

И море движется волной,
Над нами вырастет цунами...
И я озябшими губами
Шепчу тихонько:
- Боже
мой!..
Какой есть

Террористы против Алкоголиков

http://www.gazeta.ru/news/lenta/2011/10/15/n_2052922.shtml
15.10.2011 07:25
"В Махачкале участники подполья взорвали магазин, предположительно, в рамках борьбы с алкоголем"


Круто! Теперь - в соответствии с указаниями Кадырова - террористы будут бороться с врагом номер один - с алкоголем! А алкоголисты, видимо, будут ответно стараться спаивать террористов.


умолчание

ДЕВОЧКА СО СПИЧКАМИ

Это сказка для сообщества KOLOBOK_FOREVER, но уж чтобы два раза не бегать...

Вечер ещё по-настоящему и не наступил, но зимой темнеет рано. Циклоны и антициклоны ушли куда-то отмечать конец недели, и в ледяном чёрном небе проступили потрескивающие от мороза звёзды. В эту холодную и тёмную пору на улице практически не было людей, только вжик! вжик! – проскакивали мимо автомобили, оставляя после себя сизый сернистый дымок. Наверное, именно так исчезает Мефистофель.

Девочка стояла на углу и тряслась от холода в своей синтепоновой одёжке. Она была ещё слишком маленькой, чтобы возле неё притормозил пышущий теплом автомобилист, принявший за ночную искательницу клиентов. И слишком большой, чтобы заинтересовать проехавшую мимо весело мигающую разноцветными огнями патрульную машину.

За весь вечер бедная девочка не продала ни одной коробки спичек. Несколько упаковок спичек лежало в её стареньком драном ранце, и одну пачку она держала в руке. У неё в жизни не было уроков по маркетингу, и она не знала, что сейчас и в автомобилях, и на кухнях есть электрозажигалки. А достопочтенные джентльмены, курящие трубки, имеют обыкновение носить в кармане твидового пиджака золотую зажигалку.

Как холодно было в этот вечер! Девочка не догадалась пойти греться на станцию или хотя бы в какой-нибудь подъезд без домофона. Она нашла уголок за выступом какого-то дома, тут она села и съежилась, поджав под себя ножки. Но ей только стало ещё холоднее. Так бы она, возможно, и замёрзла насмерть или застудила бы себе что-нибудь важное в организме, когда вдруг!..

Когда вдруг – БА-БАМ! – из-за угла выскочил незнакомец. Молодой симпатичный загорелый крепкий парень с волосами цвета ржи. С крепкими белыми зубами – это было видно и слышно по тому, как он стучал ими от холода. Одет он был ещё более по-летнему, чем девочка: сандалеты, шорты, футболка, бейсболка... – Ну, наконец-то, - сказал он. – Еле тебя нашёл! Спички ещё не все спалила? – И, не дожидаясь ответа, схватил девочку за руку. – Пойдём! Летим со мною!

Девочка была ещё совсем-совсем малолетка, но успела получить правильные уроки воспитания от своей покойной матушки. – Простите, - сказала она, - но вы сперва пообещайте мне, что не надругаетесь над моими невинными чувствами, не изнасилуете и не продадите на органы. - Она высмотрела на футболке бейджик и закончила обращением: - Мистер Жюль. То есть, наверное, Юлий.

- Глупости какие, - ответил симпатичный молодой мужчина. – И не Жюль какой-то, а Июль. Летим скорее, а то костёр не зажигается, братаны задубели уже совсем!..

Ах, как они летели в чёрном небе, так быстро, что звёзды мелькали чёрно-белым калейдоскопом, а девочке, обнимавшей в полёте Июля, даже стало жарко. Но всё это было ничто по сравнению с той радостью и весельем, которые наступили по прилёте. Жарко и ярко, горячо и ясно заполыхал костёр посреди поляны, потянуло весёлыми запахами от мангалов с шашлыками, захлопали пробки шампанского, охладавшегося в сугробе под ёлочкой, а из кустов стали выбредать симпатичные девчонки с корзинами для подснежников. Ох, какое тут пошло веселье – ни в сказке сказать, ни по телевизору показать!

И где-то высоко в небе послышался ровный рокот самолёта – это сказочный премьер летел зачем-то на огонёк в лесу...
умолчание

14. Воспоминания (по заказу). ЧП.

esya :

Тут народ меня недавно спрашивал про историю с метиловым спиртом, не расскажете?

 

Это была чёрная полоса Института. Не к ночи будь помянута! тфу, тьфу!

В 1983 – ЧП союзного масштаба (союзный – это когда больше 5 покойников), в 1984 – аспирантка вылила на себя нечаянно горящий спирт, а в 1985 в Институт пришёл на ночь рассорившийся с женой слесарь – и помер. Утром приходит сменщик – а там покойник сидит.

Московские комиссии по ТБ (технике безопасности) у нас в ту пору сидели безвылазно.

Слесарь – не имел права на свой ключ, а вахтёр не должна была его пропускать на работу.

Аспирантка – не имела права работать в комнате одна, при всех видах работ в комнате должно быть не менее двух человек.

А уж ЧП!..

 

Collapse )
умолчание

(no subject)

Вот раз дед перед смертью позвал к себе внучкА. И говорит: - Принеси нашу метлу сюда.

Тот: - Ну?

- Да ты принеси, принеси.

Внучок принёс. А дед ему: - Сломай метлу!

Внучок: - Да на фигА?

Дед: - Сломай, сломай.

Ну внучок давай ломать, а не получается: силёнок-то нету, не хватает.

Дед ему и говорит: - А ты по одному прутику ломай.

Внук ну давай стараться. Всю метлу по одному прутику и изломал.

Дед ему: - Ну? Понял главное?

Внук, подумав: - Не-а. Не понял. А чё?

Дед, радостно: - А то, что нашей бабе теперь летать не на чем!


умолчание

Второй рассказ. 8 страниц текста.

ЮРИДИЧЕСКИЕ СЛОЖНОСТИ
– Ещё капельку гонобобелевой настойки, – сказал Илиого Балонис тем голосом, каким уговаривают непослушных малышей, – они здесь удивительно её готовят, по самым настоящим старинным рецептам, а потом я приглашаю вас ко мне в мой загородный домик.
Петер C. Кушк насупил лохматые брови и внимательно посмотрел на своего визави за ресторанным столиком. Всё шло как-то неправильно. До сих пор в нормальной жизни Балонис был крайне церемонен. Даже при всей своей профессии торговца домами – человека, который должен уметь продать всё от песочных крепостей до воздушных замков, – он умудрялся сохранять при сделках чопорность и торжественность. Бледный, худой и лысоватый, вытянувшийся как шпагоглотатель с несварением шпаги, – он всегда выглядел настоящим лордом. Или даже ещё круче – как мажордом лорда. Поговаривали, что он потомок самого Николаса Огнеподателя. Ну, никак не мог аристократичный и богатый торговец недвижимостью внезапно пригласить малознакомого недавнего покупателя по не очень ясному поводу в дорогой ресторан, а потом ещё вот так запросто зазывать в собственный дом.

Collapse )
Балонис упёр локти в стол и обхватил себя за плечи. Его длинные ноги перекрещивались под столом. Если бы он не бегал в туалет пять минут назад, – думал Кушк, – я бы решил, что он просто сдерживается перед тем, как туда помчаться. Поза маклера явно выдавала скрываемое напряжение. На лице светилась неуверенная, но хитрая улыбка.
– Послушайте, месье Балонис, – в полном соответствии со своим ещё школьным прозвищем «боевой слон Ганнибала» Петер пошёл напролом. – А почему вы, собственно, решили меня пригласить? Ведь дом я уже купил, сделка состоялась, и мы с вами распрощались добрую неделю назад. Мы даже отпраздновали сделку и выпили за то, что я к вам никогда не приду с претензиями. И при всей моей симпатии и благодарности к вам я действительно полагал, что увижу вас не скоро.
Балонис неуверенно подёргал себя за нос. – Ну-у, – протянул он, опуская глаза и пряча взгляд, – вы мне тоже очень приятны. Вот я и хотел… Я не думал, что вы так сразу въедете в дом, не дожидаясь конца отделки и меблировки. Вы же снимали квартиру в доме у Ханса Рихнова.
– Да, – жёстко отрезал Петер. – Не будем об этом. Я знаю, что прежде, чем я купил дом, у него поменялись два владельца. Первый исчез неизвестно куда, и наследники вступили в права и перепродали дом только через положенные по местному закону три года. Второй был найден мёртвым у себя в доме без видимых причин смерти, но с высоким уровнем остаточной магии. Я внимательно изучил бумаги в архиве полицейского управления. Что вы скрываете, Илиого Балонис, почему вы хотите забрать меня сегодня вечером из моего собственного дома? Только давайте напрямки, чтобы я не обвинил вас в пособничестве или в соучастии в прежнем убийстве.
Маклер был шокирован. Последняя фраза его явно оскорбила. Он встал и открыл рот в негодовании, – а потом сел и откинулся в кресле. – Вы правы, – сказал он, – глупо было бы с моей стороны обижаться на вас. Тем более, что я знаю от Рихнова, что вы бывший полицейский инспектор. – Последнее прозвучало в устах Балониса не столько констатацией факта, сколько оскорблением.
Петер ухмыльнулся. Он знал все эти шуточки о тупости полицейских и пренебрежение к ним со стороны солидных бюргеров. Но официоз отношений явно был сломлен. В прежние времена после таких вспышек и более крутые раскалывались и выкладывали полицейскому инспектору всё.
В конечном итоге рассказ маклера выглядел следующим образом.
– Честь рода обязывает при любой профессии, сэр. Я знаю, что полиция проводила расследования по поводу, гм, скажем – в связи с домом, который я вам продал. Она не нашла ничего предосудительного, и формально совесть моя чиста. Но я проследил в городских архивах случаи сходных смертей или исчезновений в прежние времена, пусть даже в других местах. Они происходили в ночь, когда звездопад из Леонид проходит через небесный дом Дракона Кундри – сегодня как раз такая ночь. Причины непонятны, но, – маклер слегка поколебался, – я обратил внимание, и мне это было интересно, сэр, потому что в ещё более древние времена именно в эти ночи происходили не просто смерти неизвестных мне людей, а поединки за право владения майоратом. Майоратом как раз моих предков, если позволительно так сказать. Видите ли, я происхожу из рода… из одного знатного рода, но из младшей ветви, разумеется. Я бы не хотел, чтобы смерть моего клиента как-то сопрягалась с моими фамильными историями. И я горжусь, сэр, тем, что зарабатываю на жизнь сам. И тем, что у меня репутация лучшего и самого честного торговца недвижимостью.
– Что верно, то верно, – согласился Кушк. – Трудно спорить с тем, что вы лучший. Как вам удалось при продаже дома заставить этого сволочного сверчка сидеть тихо? Если бы я знал заранее, какие мелодии он пилит по ночам, я бы выбил у вас процентов десять скидки. Или эта скотина заявилась в дом уже после продажи?
– О. Вот видите, – Балонис торжественно поднял палец. – Вы недооцениваете юридические детали оформления. Если бы вы читали подписываемые вами бумаги внимательнее, то поняли бы из текста на 47-ой странице, что покупаете сверчка вместе с домом.
– То есть вы мне его всучили ещё и за деньги…
Балонис остановил Кушка прежде, чем тот успел сказать какую-нибудь гадость.
– Нет, сэр, я лучший торговец недвижимостью именно потому, что блюду интересы моих клиентов. Сверчок заселился при постройке и согласно законам о собственности перепродаётся вместе с домом. Но пристукни вы его сейчас домашней туфлей, сэр, и вас затаскает по судам общество защиты животных. А их неопрятные пикеты и шумные сборища под окнами! – поверьте мне, это гораздо хуже сверчков. Поэтому, проводя оформление в соответствии с законами о собственности, я использовал ещё и кодекс законов о других формах жизни.
– Знаю такой, – буркнул Кушк. – Куда бы делась царевна-лягушка без этого кодекса. Ни документов у нас в полиции не оформить, ни регистрации, ничего…
– Именно. Поэтому сверчок имеет все права личности. В том числе право на эвтаназию. Осуществление каковой он в благодарность за кров передоверил вам, страница 62-ая договора о покупке дома. Вы имеете полное и исключительное право уничтожать его всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Что подтверждается отпечатком его лапки на странице. И теперь, благодаря мне, никакое общество защиты животных вам ничего не сделает.
– Хм, – пробормотал Петер, – я как-то раньше не задумывался, что пришибить кого-нибудь – это эвтаназия. Но по тому, что я знаю о зверолюбах – огромное вам спасибо. А до этого гада я ещё доберусь. Как вам удалось его уговорить приложить лапку? Могли бы и сами прихлопнуть.
Балонис задрал подбородок. – Как я мог, сэр? Эксклюзивное право на эвтаназию сверчка есть только у вас. Хотя честно признаюсь вам: он абсолютно аморальная личность и специально отсыпается днём, чтобы ночью изводить жильцов.
– Да уж, сволочь та ещё, – от души согласился Петер. Ему – вот она человеческая натура! – стало легче от того, что он не единственная жертва насекомого. Не то, чтобы легче, но – не так досадно. – Так, может, этот сверчок и есть таинственный убийца? Полиция за ним не приходила? – пошутил Кушк.
Балонис серьёзно помотал головой. – Нет, сэр, не думаю. Исчезновение одного жильца и смерть другого произошли как раз в те ночи, когда звездопад из Леонид проходил через дом Дракона Кундри. Как сегодня и завтра. Почему я и хочу вас забрать из дому. Но вот как свидетеля, они могли бы сверчка и вызвать, даром что показания насекомых в суде силы не имеют. Одно слово - юристы, что с них возьмёшь… Ну, что, сэр, давайте не будем рисковать, и вы переживёте эту и завтрашнюю ночи у меня.
– Нет-нет, спасибо огромное за всё, – Петер С. Кушк скомкал салфетку и с некоторым сожалением отодвинул пустой бокал. – Ужин был замечателен, вино великолепно, и я очень благодарен за заботу о моей жизни. – Он начал подниматься из-за стола, грохоча стулом.
Балонис встал легко и бесшумно. – А может быть всё-таки?.. Я действительно буду крайне огорчён, сэр, если вас… если вы…
– Спасибо, я тоже был бы огорчён, если бы меня – того. Но думаю, что я этого не допущу. Просто не хочу бояться собственного дома и оставлять дело неразрешённым. Вот только мне надо будет по дороге к дому ещё кое-куда заглянуть. Ах да, и ещё, мистер Балонис, а как у вас в роду проводили эти поединки?..
*
Едва Кушк вошёл в свой одинокий и тёмный дом, как – он даже не успел донести руку до выключателя – прихожая и комнаты озарились светом.
– Эй, эй! Кто там!? – крикнул Петер и ринулся в гостиную, не сменив туфли на шлёпанцы. – Незаконное проникновение в чужой дом, – провозгласил он на ходу угрожающим казённым голосом, – с преступными намерениями! А вот я сейчас полицию позову!
В гостиной сидели три человека. Точнее – три существа. За столом, лицом к Кушку, расположились два гнома – в зелёных кафтанах с оторочкой и серебряными пряжками, в колпаках, со шкиперскими бородками, – но такие здоровенные, каких Кушк сроду не видел, прямо хоть сейчас в сержанты полиции. Один – с важным видом, прямой спиной, военной выправкой, очень морщинистый и древний, даже уши у него казались не просто седыми, а замшелыми. Второй гном – молодой, смотрел на Кушка нагло и самодовольно. Будто он здесь был хозяином, а Кушк – случайным визитёром. У камина, спиной ко всем, сидел человек в пунцовой бархатной мантии, расшитой золотыми узорами. Он даже не повернулся, а продолжал спокойно рассматривать полыхавшее в камине малиновое пламя. Без всяких дров, между прочим.
– А вот я сейчас вызову полицию, и она вас заберёт, – заявил Кушк. Подходить к гномам близко он на всякий случай не стал. – Кстати я сам – инспектор полиции. В отставке. Самовольное проникновение в дом – это раз. Несанкционированное использование магии в моём доме и, судя по всему, на недозволенном уровне – это два…
– Ну-ну-ну, не спешите, – седой гном выставил старую худую ладонь тормозящим жестом. – Этак вы бы и Санта-Клауса в каталажку засадили.
– Санта-Клауса?.. – Кушк почувствовал, что разговор скатывается в какую-то странную сторону. – Во-первых, его, скорее всего, и нету. А, во-вторых, он приходит раз в год и с подарками….
– Я рад, что вы затронули этот вопрос, – ободряюще улыбнулся седой гном. – Мы приходим ещё реже, чем Санта-Клаус. И с гораздо большим подарком. Выслушайте нас, пожалуйста. Тем более, что связь с полицией исключена: дом закрыт магией высокого уровня. Очень высокого уровня. У вас ведь нет, наверное, ультрафиолетовых подтяжек по владению магией?
– Нет, – согласился Кушк. И честно признался: – У меня только жёлтый уровень.
Молодой гном осклабился, но седой повернул к нему голову, и тот немедленно принял прежний торжественно-важный официозный вид.
– Вот видите, – продолжил седой гном. – Возможно, мы слегка преступили закон, но, как и в случае с Санта-Клаусом, нет жалобы – нет преступления. А когда я расскажу вам всё полностью, вы и сами не захотите отказаться от нашего предложения. Присаживайтесь.
– Благодарю, – невольно ответил Кушк и сам на себя за это разозлился. Он нарочито решительно подвинул к себе ближайший стул и сел на него – стул спинкой вперёд, ноги широко расставлены.
– А хоть бы и отказался – ещё лучше, – коротко хохотнул человек у камина и поворотил к Кушку лицо. Кушк дрогнул и автоматически потрогал свои щёки и нос. Лицо незнакомца оказалось копией его собственного. Вот только взгляд был какой-то неприятный и жуткий, а не тот, что бывший инспектор привык видеть в зеркале во время бритья. Кушк почувствовал неприятный холодок. Уж у этого типа, небось, точно есть ультрафиолетовые подтяжки по магии.
– А ещё незаконное присвоение чужой внешности – три, – громко объявил бывший полицейский инспектор Петер С. Кушк для придания себе большей храбрости.
Седой гном укоризненно посмотрел на человека в пунцовой мантии, но тот уже снова сидел спиной ко всем, недвижно пялясь на огонь.
– Раз у вас есть подтяжки по магии, то вы знаете, что существуют магические домены и что они, хотя и медленно меняют свои положения и границы.
Кушк кивнул. Госсподи! – подумал он. – Две лекции в один день – это уже слишком. Но Балонис был прав: это гномы-секунданты. И я был прав: прежнего хозяина дома убили.
– Из-за этого всё время возникали спорные территории и враждовали владетели магических майоратов. Когда дошло до того, что кланы стали охотиться на будущих наследников с момента их рождения…
– И даже зачинания, - встрял молодой гном и заткнулся, наткнувшись на взгляд старшего коллеги.
– …То владетели двух майоратов обратились к нам, банковским гномам Цвергвальда, и заключили соглашение, по которому каждый раз, когда звездопад из Леонид проходит через небесный дом Дракона Кундри, очередные наследники майоратов встречаются в поединке за очередную спорную территорию. Я – первый секундант, старший советник Вольф Элизабет Карлович Крумбайн. – Он вежливо поклонился. Кушк поклонился в ответ. – А это второй секундант, мой референт Ципионка. – Ципионка боднул головой воздух, что, видимо, заменило ему поклон в сторону Кушка.
– Ну и слава богу, – сказал Петер, никак не отвечая на движение Ципионки. – Спасибо за интересную лекцию. А теперь давайте разойдёмся по домам. Кстати, если вы не знали, – это мой дом. И спать хочется.
– Сейчас расхочется, – так же спокойно, без всякой угрозы в голосе продолжил старший советник Крумбайн. – Тут возникли некоторые юридические сложности. Двое молодых людей, будущие наследники майоратов, не зная фамильных историй друг друга, заключили однополый брак и с помощью генетической инженерии и магии произвели на свет общего наследника. Теперь у магических майоратов Атлантиды и Эльдорадо есть только один Наследник-и-Владетель. – Он полупоклоном представил спину в пунцовой мантии.
– Да? – обрадовался Петер Кушк. – Слава богу. Я очень рад. Поздравляю. А то я почему-то уже начал напрягаться.
– Господин Наследник-и-Владетель Двух Майоратов представляет не только одно физическое лицо, но и два юридических с несовпадающими интересами. Секунданты отвечают за взаимодействие этих юридических лиц и соблюдение прав каждого из них.
Кушк напрягся. Лекции по двоичному праву всегда были для него мучением в полицейской академии. – Вы хотите сказать, что поединок всё-таки будет?
– Согласно условиям древнего соглашения, если поединок не состоится по вине секундантов, то они уничтожаются и призываются следующие. Если поединок не состоится по вине одного из наследников, то он уничтожается и призывается следующий. А чтобы исключить трусость своих потомков, составители контракта утвердили, что если поединок не состоится по взаимному согласию сторон, то самоуничтожается магическая сила обоих майоратов. – Гном возвёл к потолку худые морщинистые длани и закатил глаза. – Вы даже не сможете себе представить! Это более зидильона чар! Это космическая катастрофа с коллапсом майоратов и сотрясением доменов!
– Да, – согласился Кушк. – Не представляю. Хотя и понимаю, что ужасно. Но я то чем могу помочь?
На лица гномов вернулись прежние вежливые улыбки.
– Мы нашли решение юридического казуса. Господин Наследник-и-Владетель Двух Майоратов избирает вас как владельца замка, ну, жилища, расположенного в центре спорной территории, усыновляет вас и передаёт вам права владельца одного из майоратов. И проводит с вами – под нашим контролем – поединок. Как полагается: три тура по системе Мерлина.
– Э-эй! – закричал Кушк. – Стойте, стойте! Нету у меня ультрафиолетовых подтяжек! И вообще на фига мне такой папаша! Я не жадный, я лучше откажусь!
Седой гном отрицательно и чуть печально покачал головой.
– Я же сказал: мой подарок больше, чем у Санта-Клауса. Если вы согласитесь на наше предложение, то получите права, магические силы и умение ими пользоваться на уровне Владетеля Майората. Три тура по Мерлину: показать противнику своё искусство, превратить противника в иное существо, уничтожить противника. Если вы победите, вы станете новым наследником майората. А если не победите,.. – он пожал плечами. – Но если вы откажетесь, то будете усыновлены и получите права наследника без всякого вашего согласия, а господин Наследник-и-Владетель вас попросту уничтожит.
– Что это ещё за усыновление без согласия совершеннолетнего объекта и без согласования с муниципалами? – В Петере С. Кушке закипела вся его полицейская выучка. – Это насилие над личностью и беззаконие, статья э-э…
Седой гном успокаивающе махнул ручкой. – По утверждённым банковскими гномами правилам проведения поединка это законно. Спасение от мировой катастрофы – в соответствии с Законом о Выборе Меньшего Зла. Тем более, что обеим тяжущимся сторонам предоставляются равные возможности. Что же до ваших законов, то – кого они здесь волнуют?
– Что значит «кого волнуют»!? – возмутился полицейский инспектор в отставке. Мы находимся на территории объединённой провинции, – стало быть, подчиняемся нашей юриспруденции.
Седой гном насмешливо посмотрел на Петера. – Мне импонирует ваша начитанность, молодой человек. Но, видите ли, тут есть некоторые юридические заморочки. Вот если летающая ступа из Цвергвальда приземлится в аэропорту вашей провинции, то какому закону подчиняются пассажиры на борту?
– Ступу можно арестовать и направить ноту протеста, но внутри неё суверенная территория Цвергвальда, – сообразил Петер.
– Правильно, – похвалил седой гном. Кушк зарделся. – А если ступа приземлилась кверху дном? Вот у нас сейчас как раз такой случай: ваш дом накрыт магической сферой Цввергвальда. Насколько законно здесь само пребывание сферы – это отдельный вопрос. Знаете, почему привидения приходят в полночь и исчезают с рассветом?
– Знаю, – угрюмо ответил Петер, поглядывая на часы. – Проходил. Потому что ночная сторона Земли закрыта от солнечного ветра.
Крумбайн кивнул. – Верно. Но я собирался пошутить и сказать: потому что в это время антимагическое подразделение полиции спит. К утру здесь сферы не будет. Короче: я, как гражданин Цвергвальда действую в пределах сферы по законам Цвергвальда. А вам советую соблюдать здесь и те, и другие законы, что сложно, но возможно.
– Давайте закругляться, – встал и повернулся человек у камина. Черты его лица стали текучими и невыразительными. Под распахнутой мантией золотилась лёгкая кевларовая кольчуга. – Передавайте ему права, силы и умения – и давайте поторапливаться. У меня режим.
Сволочь! – подумал Петер. У него, видите ли, режим! И, посмотрев на часы, сказал: – Да, я тоже хотел бы ускорить процедуру. Где я должен расписаться?
– Ну, – сказал первый секундант старший советник Крумбайн, – по нашим законам хватило бы вашего устного согласия в нашем присутствии, но для полного соблюдения магических и юридических законов вашей провинции,.. – он не глядя протянул руку, в которую Ципионка вложил невесть откуда взявшийся экземпляр соглашения.
– Вы бы хоть прочитали внимательно текст, – пробурчал он, пока Кушк расписывался.
– А что, у меня есть право его переделывать? – заинтересовался Петер.
Гномы одновременно отрицательно помотали головами.
Малиновое пламя в камине загудело и стало фиолетовым, накладывая на электрическое освещение в гостиной свои сполохи.
– Господин Претендент, – обратился Крумбайн к Кушку, – чувствуете ли вы, что получили магические силы?
Петер кивнул. Давно ему уже не было так страшно.
– Господин Наследник, – обратился Ципионка к человеку в мантии, – процедура передачи выполнена. Готовы ли вы к поединку?
Человек в мантии слегка опустил подбородок. Он даже не взглянул на Кушка.
– Господин Претендент, – снова торжественно обратился Крумбайн к Кушку, - вам предоставляется право первым выступить в поединке по правилам Мерлина. Первый тур: демонстрация магической силы.
Петер напрягся и ещё раз мысленно повторил формулировку, проверяя, нет ли в ней ошибок. А потом он поднял руки, прошептал Слово, – и между руками ударила серебряная молния, на миг ослепившая глаза.
Крумбайн и Ципионка недоумённо озирали гостиную. – И что это было? Честно говоря, результата не вижу, – подытожил Крумбайн. – Тем не менее, судя по напряжённости поля и сигнальному эффекту, заклинание выполнено. И даже с применением избыточной магии в десятки чар. Засчитано. Ваша очередь, господин Наследник.
Наследник лениво вышел в центр комнаты и повернулся лицом к гномам, не обращая внимания на Кушка. Он слегка поклонился секундантам и сказал: – Будучи человеком занятым, я по ошибке и рассеянности пропускаю первые два тура и приступаю сразу к третьему. – Он резко вскинул руки и выкрикнул: – Уничтожаю присутствующего здесь Претендента на майорат! Силой камня межевого – из живого – в неживого! – Раздался гром, и между подъятыми руками Наследника проскочила ослепляюще яркая чёрная вспышка. Он опустил руки. Малиновые рукава съехали к бледным запястьям. – Вот и всё, – сказал Наследник и хрипло засмеялся, пародируя Крумбайна: – Судя по эффекту, заклинание выполнено. Засчитано.
Гномы молча и с ужасом смотрели ему за спину.
Наследник повернулся, дрогнул, отшатнулся к столу и стал медленно опускаться на пол. – Не может быть! – прохрипел он. – И всё же отданные силы второго майората не возвращаются, я их не чувствую…
Кушк стоял бледный, но невредимый. Опомнившись при последних словах Наследника, он бросился к своему бюро, выдернул заветный рабочий ящик и кинулся с ним, роняя содержимое, к сидящему на полу противнику.
– Вы можете хранить молчание… Вы можете хранить молчание,.. – нервно бормотал инспектор в отставке себе под нос, доставая из ящика антимагические наручники и наножники из Холодного Железа, антимагический пластырь и прочие полицейские радости. – Вы можете хранить молчание… – Для верности он залепил рот Наследнику двумя слоями. Владетель майоратов не сопротивлялся и только смотрел на Кушка обезумевшими глазами.
Первым опомнился Крумбайн. – Этого не может быть, – сказал он. – Судя по вспышке, вы уничтожены. С одной стороны – я должен засчитать результат. Но с другой – вы живы?
– А вы засчитайте его как промежуточный, – сообразил Петер, поднимаясь на ноги. – На текущий момент. Ведь, как я понимаю, преждевременное выступление Наследника сразу с третьим туром оставило моей стороне право выступить ещё во втором и третьем турах, верно?
– Вы решили его уничтожить, потому и связали, – осенило Ципионку. – Как это некрасиво! Чисто по-человечески. Кроме того физическое воздействие запрещено, разрешено только магическое.
Петер разозлился. – Кто бы говорил о некрасивости! Это я себя веду некрасиво? Нет уж, уважаемые секунданты, теперь моя очередь делать подарки. Поединок вы организовали – нет претензий. Противников двое – по одному от майората. Мир уцелел. Результат поединка засчитывается как промежуточный, а его завершение откладывается. Так что вам можно не торопиться организовывать новые встречи. Я полагаю, что в бумагах, которые я подписывал, не оговорена длительность поединка.
– Нет, – мрачно согласился Крумбайн. – Наше упущение. Кто мог подумать, что противник не поспешит уничтожить соперника?
– А зачем вы тогда его заковали? – заволновался Ципионка. – Мы останемся, чтобы быть уверенными, что окончание поединка пройдёт в нашем присутствии.
– Можете быть при нём, – Кушк пожал плечами. – Можете перейти из категории свидетелей в обвиняемых в соучастии. Я передаю его полиции объединённой провинции: незаконное проникновение в частный дом с несанкционированным применением высокой магии, приведшим к исчезновению и смерти прежних хозяев. Основание – протоколы предыдущих поединков. Прошу предоставить мне протоколы, – Петер С. Кушк требовательно протянул руку.
– Полиция не имеет права,.. – начал Ципионка.
Седой гном сверкнул глазами на младшего коллегу. – Копии протоколов передаются вполне официально и законно как Претенденту на майорат. – Он перевёл взгляд на заколдованного мага. – Претенденту. А может быть ещё лучше сразу называть Наследником. Нам предстоит доработать положение о длительности поединка и статусе противников на время его проведения. Логически статус должен быть одинаков, но…
Ципионка прислушался и поднял палец, призывая внимание старшего коллеги.
– К дому подъезжает машина. – Он закатил глаза и вгляделся в невидимый остальным образ. – Полиция объединённой провинции. На машине эмблема антимагического подразделения.
Старший советник Крумбайн пощипал мочку своего седого уха и уважительно посмотрел на Кушка. – Потрясающе, господин Наследник! Выжили в поединке! Приняли решение о его продлении, которое позволяет вам спокойно жить! И абсолютно не понимаю, как вам удалось вызвать полицию сквозь нашу сферу!
– Я её вызвал заранее, – признался Кушк.
– Господин старший советник, – полиция идёт к дому, – заторопил Ципионка.
– Да-да, во избежание дипломатического скандала немедленно снимаем сферу и исчезаем. Вызов полиции заранее – какое замечательное научное предвидение! Приятно иметь с вами дело, господин Наследник. Буду ждать вашего вызова в любое время, господин Наследник, это моя работа. Просто мысленно позовите, я буду всегда рад нашему сотрудничеству…
Кланяясь Кушку и пятясь, гномы отступили к стене, вошли в неё и исчезли. Свет в доме погас. В дверь забарабанили.
– Входите, открыто! – крикнул полицейским Петер. – И свет по дороге включите! – сам он дёрнул шнурок торшера.
Сидевший на полу владетель майората мычал и хлопал глазами. Мантия и кольчуга смотрелись так же важно, но сейчас в них находился сморщенный старичок с лицом, покрытым сетью морщин. Его прозрачные глаза под кустистыми седыми бровями слезились. Кушк отклеил пластырь.
– Как? Как? – простонал старик. – Как тебе удалось уцелеть?
– А никак, – спокойно ответил Петер. – Я обманул гномов. Сблефовал. Вы действительно уничтожили претендента. Просто своим первым заклинанием я усыновил другого и передал всё, что вы мне дали, на время поединка ему. Вот его вы и уничтожили.
– Но по вашим магическим и юридическим законам это не могло произойти без его согласия! И почему силы не вернулись ко мне? Они у тебя?
– Согласие у меня было. В письменной форме. На 62-ой странице. А силы и права на майорат, видимо, этот сволочной сверчок успел завещать своему старшему сыну.
– Сверчо-ок? Сверчок! – И к изумлению вошедших полицейских старичок дико захохотал, дрыгая ногами в кандалах – Не хотел бы я быть на месте Крумбайна!
</div>