Category: лытдыбр

умолчание

Ноктюрн

Ночью все колибри серы -
Это если нет луны.
Тёмной ночью кавалеры
Поголовно влюблены.

Много радостных открытий
С темнотою я связал -
Был с прекрасной сеньоритой!
Нет, не видел - осязал!

Ночью в роще много проще,
Соловей в кустах томил,
И похоже, что на ощупь
Я и сам довольно мил.
Фигнестрадание

Ушедшему июлю

Я свой неправильный июль
Тянул в бурлацкой лямке,
Его тянул как целый куль
Гантелей или гирь.

Такой неправильный июль –
Хоть вешай в чёрной рамке
И приглашай над ним бабуль
Зачитывать псалтирь.

А в небе облака пока
Вовсю меняют формы:
То ослабелого осла,
То тучка – Винни-Пух.

Дизайн идёт через века
И изменяет нормы –
И в каждой тайне ремесла
Свой жареный петух.

Двенадцать братьев у костра
Потом пообещают,
Что наше счастье впереди,
И лето – впереди.

Мы лето кончили вчера,
Венчая иван-чаем.
Пошли холодные дожди.
Потом
пошли
грибы.
Взгляд на мир № 9

Философское

День не отличен от другого дня –
Дня флота, Дня шахтёра и вахтёра,
Дня скоро уходящего сапёра,
Дня кролика – и даже Дня меня.

Скрипят шарниры, сыплется броня,
Дни потихоньку утекают в Лету,
А я ворчу, не понимая это,
И где же лето? – полная фигня.

Лежит жигуль на свалке городской – и
Что полагает автомобилист?
Христианин: - Он отдохнёт в покое.
– Перештампуют, - думает буддист.
Какой есть

(no subject)

Гусар скучал по палашу,
Корсар – по кораблям.
Позвольте, я вас приглашу
На танец по граблям!

Я просто басмой или хной
Закрашу седину.
Тряхнёмте вместе стариной –
Тряхните старину!

Гусарам снится винотдел,
Корсарам их причал.
Я потому и поседел,
Что я по вам скучал.

Вся молодёжь – на сеновал –
Пардон! на карнавал…
Ах, чёрт возьми, махнём и мы
На выпивку и бал!
Какой есть

Мюзикл "Гамлет"

Фильм "Продюсеры" Мэла Брукса начинается со сценки, где сообщается об очередном провале премьеры мюзикла на Бродвее. И мюзикл этот - "Фанни бой" - по Шекспировскому Гамлету.
Мне очень понравилась эта идея.
Хорошо бы сочинить мюзикл по Гамлету.
Вот, например, для затравки - песня могильщиков:

Самоубийцу навсегда
попы направят в ад
и не хоронят никогда
среди своих оград.

И не хоронят меж людей,
хотя родные ждут,
кто был актёр и лицедей,
а то и вовсе шут.

И Йорик говорил, смеясь:
- А я всегда готов:
переходить из грязи в грязь -
профессия шутов!

А мы, покойных не деля,
от них имеем хлеб -
но легче рыхлая земля,
чем каменистый склеп.

Не всё ли мертвецу равно -
один или вдвоём:
подвинься, Йорик, заодно
и гостью приведём!  

...Эй, кто вверху, над головой,
не сыпь сюда землёй:
в могиле есть ещё живой
могильщик трудовой!