Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Фигнестрадание

Эскиз

Архитектор строит вектор –
Да по белому листу –
Вот и тянутся проекты
В высоту и пустоту,

И двухмерный человечек –
Сантиметра полтора –
Гонит маленьких овечек
Из эскизного двора

За границы ойкумены,
За поля и за мосты,
К расширению вселенной
На соседние листы.
умолчание

Застывшая музыка. Усадьба.

Здесь лестницы клавиатура
Как увертюра входа в дом.

Застывших музык партитура
Уже читается с трудом.

Здесь были празднества и свадьбы -
Усадьба кровлею гремит,
А окна битые усадьбы
Заплёл вьюнок Семирамид.

Здесь было весело когда-то,
Светло от множества свечей.

Как тихо сыплется стаккато
Из силикатных кирпичей.
Феечка

Дед Пахом и трактор в ночном (с)

Развитие образа литературного героя ("Старый дедушка Пахом на козе скакал верхом" (АШ)).

Грешат издатели порой
Издательским грехом:
Куда девался наш герой -
Наш дедушка Пахом?

Верхом проскачет Д'Артаньян
На мерине лихом.
А может - то не Д'Артаньян,
А дедушка Пахом?

И кто, бежав из замка Иф,
Купил в Париже дом?
Возможно, это не Ниф-Ниф,
А дедушка Пахом.

Их Росинант нам волчья сыть,
И с первым петухом
Решает "Быть или не быть"
Наш дедушка Пахом.

И где Сусанин вёл отряд
В болота подо мхом,
Ведёт Дзержинского назад
Наш дедушка Пахом.
Какой есть

Пересказ

Наткнулся у http://milij-rizhik.livejournal.com/857113.html в посте "Песня про ёжика" на ссылки - разные варианты "The sexual life of the camel". И вдохновился сделать вариант-пересказ по теме:

Жизнь дромадера - благодать,
Но лишь до брачного сезона,
Когда в слюнях во время гона
Он хочет Сфинксой обладать.

Она прикопана в песках -
Он зря старается, паскуда, -
Отсюда горбик у верблюда
И смех у Сфинксы на устах.

Напрасно страус-дуралей
Засунул голову в песочек
И подсмотреть ужасно хочет
У них развитие ролей.

- Всё покажи и расскажи! -
Кричат учителю юннаты. -
Ведь мы не знаем, виноваты,
Как размножаются ежи!

Он сам, зараза, не сечёт:
Привёл их к клетке дикобраза
И каждому велел три раза
Представить письменный отчёт.
Фигнестрадание

Попытка связать разные сюжеты

Красная Шапочка шла к дому бабулечки длинной дорогой и поэтому притомилась. И есть хотелось. Вот она и бормотала сама себе под нос: - Не садись на пенёк, не ешь пирожок! – Мало ли какие грибы могла положить мамулечка своей свекрови в пирожки. Но пусть это останется их личными отношениями.
Зато на долгой дорожке было меньше шансов встретить свидетелей, и нетоптаная трава медленно, но верно распрямлялась там, где прошла Шапочка, не оставляя наводки для случайных любознательных грибников. Или не грибников.
К дому бабулечки Шапочка вышла к вечеру. Это было важно, потому что у дневной бабулечки был один характер, а у ночной – другой, но вот у вечерней – во время перепада настроений – не приведи господь попасть под тяжёлую старушкину руку! Из-за этого Шапочка на всякий случай не стала шутить свои обычные шутки – кричать «Высунись в окошко, дам тебе горошка!» или «Избушка, избушка, повернись ко мне кое-чем!..». Вместо этого она аккуратно обошла избу, поднялась по крылечку к двери и тихонечко постучала костяшками пальцев:
- Ба-а-абулечка!..
Хрпилый простуженный голос изнутри ответил:
- Дёрни за верёвочку – дверь и откроется.
Какая на фиг верёвочка, когда Шапочка сама ставила ей нормальный трёхщеколдовый замок! Шапочка взглянула – и изумилась: личинка замка была выбита, а в этом месте через дыру выпущен хвост волосяной верёвки, уходивший, по-видимому, к поворачивающейся дверной ручке.

Давным-давно, когда бабулечка была ещё девочкой Машенькой, она сбежала из дому. Интуиция привела её к лесной избушке, сложенной грубо, по-медвежьи, из неотёсанных брёвен. Судя по следам когтей на дереве рядом – медведь метра два ростом. И именно медведь-холостяк, а не какая-нибудь медвежья семья: крыльцо было не метено, а рядом с ним валялся уже запаутиненный ящик, полный пустых пивных бутылок. – Вот тебя-то мне и надобно, - подумала Машенька, разгораясь сердцем и щеками.