fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Categories:

Ки-Ка и Федя. Продолжение. Глава 3.

Продолжение к
https://fryusha.livejournal.com/933266.html (Глава 1)
https://fryusha.livejournal.com/934234.html (Глава 2)
Глава 3.
Как мы сказали, Федя начал считать свои капиталы. Ещё минута, ещё секунда – и он мог бы придти к мысли о разделении функций государства и своего старшего брата. У Ки-Ки был только один способ избежать этой катастрофы: втянуть умника Федю в рассуждения.
В отношении дипломатических хитростей Ки-Ка был уже опытен и - в отличие от нашего министра иностранных дел - никогда не терпел неудач.
- Сроду не видел, - сказал он, - так много кроликов на рынке. Если изобретение кролиководства для кого-то трагедия, так это реально для кроликов. Тебе не кажется, что со временем на фоне глобального потепления кролики вытеснят говядину и свинину?
Федя при последних словах брата засунул свои деньги в карман и встрепенулся.
- Уничтожение отдельных видов травоядных! - воскликнул он. - Это вопрос очень серьезный и ...
- Ну-ну, - сказал Ки-Ка, довольный тем, что достиг своей цели. Он предвидел обилие аргументов и фактов, которые обрушатся на него сразу ливнем, селем, лавиной и цунами, и поэтому быстренько продолжил. - Поскольку вопрос настолько серьёзен, давай считать, что я ничего не говорил.
- Вовсе нет, - сказал Федя. - У нас нет времени отступать, я был бы последней редиской, если бы не думал о судьбе животных. Ты же сам видишь, что селекционеры, торговцы и вегетарианцы в конечном итоге уничтожат породы коров. Я принимаю это к сведению и хочу высказаться.
- Не-не-не, я не хочу слушать.
- Нет, без сомнения тут есть, что обсудить! Ки-Ка, ты веришь в спонтанную эволюцию и естественный отбор? И что глобальное потепление существенно изменит климат и местами приведёт к затоплению огромных территорий?
- Вот с всемирным потопом, - сказал Ки-Ка, - у меня есть сомнения: я не уверен, что Ной мог провести отбор пары для насекомых и всякой мелочи.
- Хорошо! Я пропускаю потоп, но должен начать с самого начала. Доказано, что Земля прошла через разные периоды. Сначала она находилась в газообразном состоянии, плавая, как огромный вихрь пыли в космосе, затем превратилась в раскалённую пыль, а потом стала тёплой и мягкой как печёное яблоко. Материалы, которые образуют ядро, остались кипящими, но верхние слои постепенно становятся холоднее. Сегодняшнее состояние я бы мог сравнить с яйцом, сваренным в мешочек, когда желток остался жидким.
- Ага! - сказал Ки-Ка. - Ты будешь добираться до кроликов от сотворения мира?
- Но у нас есть до обеда добрых полтора часа, это как раз как одна пара.
- Хорошо! Предупреждаю сразу: я не в настроении бесплатно терять полтора часа на то, чтобы работать слушателем.
- Ты хочешь, чтобы я заплатил, Ки-Ка, это не очень-то честно. И сколько стоят полтора часа внимания?
- Сто рублей. Ты думаешь, это слишком дорого?
- Вот! - сказал Федя. – Держи! И я продолжаю.
- Дурак же я! - воскликнул Ки-Ка. – Надо было спросить хотя бы двести!
- Первые жители Земли, когда она была в раскалённом или расплавленном состоянии, не могли состоять из теперешнего органического вещества. Хотя, с другой стороны, это могла быть жизнь на кремниевой основе, которая только при таких температурах и имеет возможность зародиться. Если кремниевая жизнь произошла, то у неё на полтора миллиарда лет больше для эволюции, чем у нас – просто она осталась в заточении под коркой Земли, внутри ядра.
- Слушай, Федь, я не оговорил сразу при сделке, что имею право зевать. Если ты мне в этом отказываешь, то цену надо увеличить.
- Можешь зевать - сколько хочешь, если слушаешь. Ты понимаешь, что животные, которые существуют сейчас, не могли ...
- Брат, это понятно заранее, опусти всю эту часть сразу – от динозавров до кроликов. Сделай это для меня, братик.
- Хорошо! Я пропускаю их. Мне может быть сказано...
- Не надо отвечать на всё, что тебе может быть сказано, давай сразу дальше.
- Итак, существуют генетически наследуемые признаки, но при этом есть ещё и рецессивная изменчивость, и спонтанные мутации, а некоторые собаководы утверждают, что существует горизонтальный перенос генов – и именно из-за этого собаки делаются похожими на своих хозяев.
- Федя, что за глупость ты несёшь?
- Мой дорогой, у людей с собаками это, может, и не так часто, а вот у микробов – за каждым углом. Но я перехожу к более позитивным аргументам. Представь себе, что сначала было куриное яйцо, а потом из него вылупилась не курица, а более продвинутый мутант нового вида. Эдакая сверхптица Пржевальского. Новый вид – это хорошо, но где же она найдёт себе пару для размножения? И вот тут нам на помощь приходит Чернобыль.
- Пощады и милосердия! - сказал Ки-Ка с зевком, разворачивающим челюсти. - Я предлагаю вернуть часть денег и на этом закончить.
- Трус! - воскликнул Федя. - А что было бы, если бы ты присутствовал на похоронной речи? Хочешь – не хочешь, а слушать надо до конца. Сделка заключена, она должна быть выполнена, ты слышишь меня, Ки-Ка?
Однако здесь Федя обнаружил, что его аудитория сбежала.
- Эй! Ки-Ка! Возвращайся! У меня ещё только два или три тезиса, и я заканчиваю. Тебе осталось так мало для выполнения обязательства!
Но Ки-Ка был уже далеко.
- Разбойник! - воскликнул Федя. - Он украл мою концовку! Но я найду его сегодня вечером.
Вечером два брата встретились по дороге к отцовскому дому.
- Ага! - сказал Федя. – Ты мне всё испортил сегодня утром: я тебе заплатил заранее, чтобы ты не убежал, а ты убежал, не дождавшись конца!
- Вот! - насмешливо ответил Ки-Ка. - Ты же понимаешь, что я увернулся? Это просто потому что ты слишком скучный, мой дорогой. Я бы лучше побыл час с кроликами в сарае, чем слушал тебя пять минут.
- В таком случае ты вернёшь мне мои деньги!
- Ага, как же! Рассчитывай на это! Почему ты заплатил мне заранее? Это научит тебя не отдавать деньги до того, как ты за них что-то получил.
- Ты вор.
- Какое для меня значение, что ты называешь меня вором, когда у меня есть твои сто рублей?
То, что Федя был ограблен, не имело для него большого значения; но наглость после кражи была большим, чем он мог вынести.
Федя бросился к Ки-Ке, схватил его за лацканы и затряс так, что у терзаемого даже уши запрыгали.
- О-о-оставь ме-ме-меня, Федя, прошу те-те-тебя, - миролюбиво бормотал сотрясаемый Ки-Ка, не пытаясь обороняться. - Ты разорвёшь меня. Или куртку, что ещё хуже! Ты же видишь, что я не защищаюсь. А представляешь, каково будет твоему биографу, когда ты станешь великим учёным, писать, что ты бил беззащитного пацифиста?
А поскольку Федя продолжал трясти его, как грушу (почему-то именно это плодовое дело в словарях В.И. Даля рассматривается как основное для тряски или околачивания), то Ки-Ка завопил:
- Каин, - воскликнул он, - хочешь убить своего брата! Помогите - убийца! Он меня убивает!..
- Верни мне мои деньги! - воскликнул Федя громовым голосом.
- Хорошо! Я готов слушать заключение твоего доклада - ты счастлив на этот раз?
- Обманщик! Верни деньги! А когда я войду в тему, ты сам захочешь дослушать до конца!
- Какие ещё деньги, если я обещаю, что буду добросовестно слушать!
- Твоё честное слово, Ки-Ка, честное слово от тебя - это всё равно, что из телевизора!
Тут Феде пришла в голову блестящая идея: он схватил кепку Ки-Ки.
- Я продолжу, - сказал он, - наше обсуждение спонтанных мутаций. Но я даю слово, что если ты попробуешь улизнуть или начнёшь зевать, то я брошу твою кепку вон в ту лужу.
- Вот так, - сказал Ки-Ка, - гибэдэдэшник останавливает людей на главной дороге и суёт им жезл в одно место, чтобы они не смогли убежать.
К счастью для Ки-Ки к ним присоединилась маленькая соседка по коттеджам - Лизавета, которая вместе со своей одноклассницей Жанной возвращалась домой на здоровенном крутом самокате. Как только они оказались рядом, Лиза сказала:
- Жанка, тормози ослика. Я хочу пойти с Федей.
- Фу! - сказала хорошенькая Жанна, девица джульеттовского возраста. - Идти пешком и с молодым человеком!..
- И чё с этим опять не так, Жанна? Федя - вовсе не молчел: я с ним гуляю, но не встречаюсь. Тем более - он наш сосед.
Федя был галантен, когда хотел. Он осторожно взял Лизавету и перенёс с самоката на дорожку.
- Хорошо! - сказала девочка, поправляя бандану и жилетик и как будто исправляя беспорядок в одежде, словно кокетка взрослых двадцати лет. - Как у вас дела?
- Всё хорошо. Глянь, что я тебе купил в Новогрызово.
- Что! - сказала Лизавета, забирая у Феди крупную аляповатую брошь со стразами. - Ты думал в Новогрызлово обо мне? Ты - добрый, Федор.
- А ты, Лиза, ты думала обо мне?
- Ой! да, большую часть дня, А ничего тебе не купила потому, что мой отец не хотел давать мне деньги.
- Федю опять обмишулили, - сказала Жанна после осмотра брошки. – Такие вышли из моды.
- Ладно! - сказал Федя. – Лизонька, если тебе не подходит, поменяй на что-нибудь, я всё равно буду рад.
- Что ты! Эта брошь очаровательна! У тебя отличный вкус! Я нацеплю её на ближайшую тусовку.
- В таком случае, - сказал Федя, - я тоже пойду на тусовку.
- Мелкий подлиза! - сказала сама себе Жанна. – Как быстро все стали взрослеть. Надо бы предупредить Лизкину маму.
- А ты, - сказал Ки-Ка, которому досаждал весь этот разговор, - что ты купил для себя, мыслитель?
- Вот! - сказал Федя. - Угадай, что это такое.
- Господи, прости меня, я думаю, что это кусок мусора.
- Ну и дурак: это неодимовый магнит! Могу поспорить, что ты не знаешь его свойств.
- Я знаю, Федя, - сказала Лиза радостно. - Магнит притягивает железо, и именно из этого сделаны компасы. Я не забываю, чему ты меня учишь.
- Спасибо, Лиза.
- По мне, так лучше бы ты, Лизавета, обучалась чему полезному не от моего братца, а от Жанны.
- Вы очень галантны, Ки-Ка, - сказала Луиза, надуваясь.
- Знания дополняют красоту! – воскликнул Федя. – В красивом теле красивый мозг! Марии Кюри поставлены памятники.
- Слава, - сказал мрачный Ки-Ка, - это не то, что можно есть. Это даже не лапша на ушах. Пойди в банк и попроси кредит, потому что ты изобрёл что-то. Ага, как же, разве что тебе поставили статую как твоей Марии Кюри.
- В мраморе, пожалуйста, Ки-Ка.
- В мраморе тоже, мыслитель, голуби его одобряют.
- Узнаю тебя, Ки-Ка, - поморщилась Лиза, - ты даже детям в школе продаёшь яблоки в буфете.
- И ты думаешь, я не прав? Так ведут бизнес. Мне больше понравится, если обо мне напишут не в учебнике, а в Форбсе. Ученые снимут шляпу перед Федей, а банкиры перед моей подписью, и это намного лучше. Статуи ставят покойникам! Поэтому Федя сможет наслаждаться достижениями, когда он будет в гробу, а я при жизни.
- Неважно, - сказала Лизавета, - я предпочту быть женой учёного, а не коммерсанта.
- А я, - сказал Ки-Ка, - скорее бы женился на женщине, которая будет по вечерам вязать носки и свитера, чем на сильно образованной.
- Ну да, - сказал Федя, - ты бы охотно женился на нашем обеспеченном мэре, если бы он развёлся.
- Ага, - поддержала его Лиза - и заставил бы его по вечерам ещё вязать носки на продажу.
Но тут они подошли к домам, и Жанна, которая очень любила приличия, заставила Лизу вернуться на самокат.
Tags: просто так
Subscribe

  • Из чего растут тексты

    1. Афанасий слегка откинул голову и тихо засмеялся. 2. Афанасий слегка откинул свою левую голову и тихо засмеялся ею. 3. Голова Григория,…

  • (Как мне это представляется)

    Совещание подсекции открылось обычным порядком. Председательствовал, как всегда, архангел Азазаил. Привлекая внимание шушукающихся между собой…

  • Из старого. Волк и три поросёнка.

    Волк дует так – слетают точки с «ё»! Трещит и разрушается жильё, И прахом и трухой летит по ветру В фундаменте забытое гнильё. А вой – иерихонскою…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment