fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Повтор своей же старой сказки

Я эту сказку вывешивал пять лет назад. Это была сказка к картине.
http://fryusha.livejournal.com/130703.html
http://fryusha.livejournal.com/131166.html
А теперь вдруг захотелось перечитать. Повторяю её заново.

КАРЛИК И ГРУША
(восточная легенда)

Покоритель Вселенной и Основатель Основ великий шах Аббас был очень мудрым и справедливым человеком.
Некоторые утверждают даже, что это именно он придумал нард тахте – самую справедливую игру, изображающую битву в пределах доски, где выигрыш зависит и от умения человека, и от воли Аллаха.
В один прекрасный и благоуханный день Покоритель Вселенной и Основатель Основ великий шах Аббас призвал везиров в свой роскошный дворец в Исфахане и сказал:
- Неустанно заботясь о благе и процветании нашей страны, мы создали регулярное войско и ввели нашу собственную монету аббаси. И увидели мы, что это хорошо, и страна наша растёт и расцветает как сад. Но в глубокой нашей прозорливости мы решили издать ещё один новый и важный фирман. Да вострубят глашатаи и да объявят на всех базарах: мы решили запретить дураков и обустроить дороги.
И пал везирь-казначей к подножию трона и, извиваясь всем телом, пополз к повелителю, пытаясь поцеловать его туфлю. – О великий! Насталик моего сердца и насх моей души! Прикажи подать опись казны и ты увидишь, что у нас нет денег на строительство дорог. Три мешка золота стоит иноходь каждого твоего заграничного скакуна, в сто мешков золота обошёлся перенос твоего дворца из Казвина в Исфахан, и уж не скажу, во что обходится каждый месяц макияжа твоего луноликого гарема. – И, увидев, как вздёрнулась бровь великого шаха, не любившего неконструктивных оправданий, торопливо добавил: - Прикажи, о великий, увеличить налоги! Золотая волна потечёт в казну, и мы тут же огласим фирман и обустроим дороги!
Покоритель Вселенной и Основатель Основ великий шах Аббас был очень мудрым и справедливым человеком. Он поморщился, огладил бороду и сказал: - Нехорошо будут думать правоверные о своём правителе, если он будет увеличивать раз установленные им налоги. Разве, скажут они, у него не было мудрых везиров, которые подсказали бы ему правильные расчёты? Значит, и везиры могут ошибаться? Почему же тогда великий шах в неизреченной своей заботе о народе не казнит их? Нет, нехорошо, если простой народ начинает думать о небезупречности властных мира. Мы – не будем увеличивать установленные нами налоги. Мы установим три новых налога. Вызвать сюда кадиев и писцов – мы продиктуем наш новый фирман!
И вызвали кадиев и писцов, и приложили они свои уши к гласу мудрости, и сказал им великий шах Аббас:
- Первый новый налог. Он взымается за любое существо или постройку, или устройство, или товар, размер которого отличается от принятой обычно меры.
И пали ниц везиры, придворные и кади и громко зашептали, потрясённые мудростью и глубиною закона: – О великий!.. Введение единой государственной системы мер и весов... Переход на создание государственных стандартов, реестров и кадастров... Отказ от генетически модифицированных продуктов... Стандартизация обмундирования и вооружения для рекрутов и статья специальных расходов для выпадающих по росту... О великий!
Великий шах Аббас переждал, пока стихнут хвалы, и продолжил:
- Второй новый налог. Он взымается за роскошь... – Тут шах с усмешкой оглядел придворных, на миг оцепеневших и потупившихся. Кто-то из них невольно прикрыл ладонью рубиновую застёжку, а кто-то изумруд на тюрбане. И продолжил: - Но что есть роскошь? Разве ковры в моём дворце – это роскошь для меня? Или слуги главного кади, помогающие ему сесть на коня, - роскошь? Нет, это житейская необходимость. Неверно будет оценивать роскошь просто как количество: много или мало. Роскошь – это то, к чему человек тянется, не жалея своих сил и времени. Для моего везира и полководца Аллаверды-хана роскошью будет новый мамалек, для купца из Новой Джульфы – целый корабль шёлка, а для нищего амбала – выигранная им в нарды лошадь. Итак, роскошь – это совершенно новое приобретение, на которое человек особо тратил время и силы.
И снова пали ниц везиры, придворные и кади и громко зашептали, потрясённые мудростью и глубиною нового закона и его толкования: – О великий!.. Понятие роскоши как престижа... Признание стимулов труда... Введение института инноваций... Экономическое обснование затрат и понятие человеко-часов... О великий!
- И, наконец, третий новый налог. Он будет взыматься со всех, кто носит имя Махмуд.
И вновь заговорили везиры, придворные и кадии: - О, как прав наш великий шах! Пора обратиться к патриотическому и нравственному воспитанию! Нужно беречь память предков и национальную идею! Конечно же, уместным и почётным именем мальчику должно служить Мухаммед или Мухаммад, в конце концов – Магомет, но уж никак не Махмуд, что к стыду нашему неверными собаками вовсе воспринимается как сокращение! И каким ярким примером служит здесь имя нелюбимого нашим шахом управителя Систана! О, наш прозорливый!..
...

Отряд налоговой стражи возвращался в город.
Они ехали через пустое село. Мужчины работали на полях, в садах и виноградниках, а женщины трудились в своих дворах, и их не было видно за высокими глинобитными дувалами. Мальчишки попрятались, заранее услышав топот копыт по пыльной дороге, и только один мелкий сидел на карагаче над арыком. Через пустое пространство брёл сутулый тощерукий карлик, прижимавший к впалой груди большую грушу. Первый стражник остановил своего коня прямо рядом с ним. Голова карлика была чуть ниже сапога буйволиной кожи.
- Та-а-ак, - распевно сказал стражник; скорое возвращение домой, предвкушение ужина и бассейна приводили его в хорошее настроение. – Карлик? Мужчина малого роста?
- Да, - безвольно согласился карлик, думая о чём-то своём, карликовом. – Вот, выше не вырос. Болел много. Теперь работать трудно.
- А закон знаем? – осведомился стражник. Остановившиеся за ним товарищи радостно зафыркали. Ожидался если не доход, то развлечение. - Любое существо, размер которого отличается от принятой обычно меры. Государство на вас тратится, чтобы всем было одинаково, а вы знай всё своё! Давай плати налог!
- Нет у меня ничего. Болел, говорю, много. Всё делать трудно. За одной грушей на дерево целый день лез, чтобы её достать. – Как будто поняв его слова, лошадь всхрапнула, раздув ноздри, и потянулась к груше. Карлик испуганно прижал её к груди, но всадник ловким движением наклонился – и выхватил грушу из тонких рук.
- Второй новый налог. Взымается за то, что не необходимо, но к чему человек тянется, не жалея своих сил и времени. На что человек особо тратил время и силы. Целый день, говоришь, за грушей лез? Плати второй налог!
Карлик заломил тонкие руки и закричал, сам себя жалея и оплакивая: - Ай, я бедный Махмуд!..
...

Стражники хохотали так, что один из них наклонился и чуть не упал с лошади. Начальник отряда, всё ещё державший грушу, утирал второю рукою выступившие от смеха слёзы.
- Поистине, если Аллах что пошлёт, то рука его не скудеет!
Внезапно с карагача донёсся голос мальчишки:
- Клянусь своей будущей бородой и своей будущей должностью везира, стражники, не тому вы смеётесь. Плакать вам надо от пришедшей к вам беды и от того, что вы не видите, где её край подшит золотом.
- Должностью будущего везира и бородой! Ха! Он хочет сказать, что у него не будет бороды! – хохотнул один из стражников. Но веселье уже было смято.
- Эй, ты! Скажи спасибо, что нам лень снимать тебя копьём с карагача! Какой бедой ты смеешь грозить налоговой страже, ничтожный сын карагача, гух би гисит!
Мальчик смерил взглядом высоту карагача и длину копья, на всякий случай подтянул грязную босую ногу и неторопливо продолжил:
- Я говорю только для твоего блага, о могучий страж закона и почтенный начальник отряда. Вот ты держишь ничтожную грушу и собираешься съесть её сам или скормить своей лошади. Но помнишь ли ты, что это не твоя груша? И не груша карлика. Эта груша сейчас – собственность казны. И поздно вечером один из твоих стражников сообщит хану зулькадар, что ты посягнул на имущество казны, то есть на его имущество. Всем понятно, что стоимость этой груши ничтожна, она стоит не более чешуйки гирканской рыбы. Но хан после этого уже не отсыплет тебе в награду серебра и может захотеть сменить начальника отряда на более верного.
Начальник отряда протянул руку с грушей к притороченному хурджуну и неуверенно оглянулся на своих товарищей. Те напряжённо молчали. Чувствовалось, что под шлемами у них пробуждаются какие-то новые и непривычные мысли.
- О могучий страж! Ты думаешь, верно, что никто из твоих товарищей не побежит доносить хану. Но ты же знаешь, что правильный донос – это цветок верности и усердия. Каждый, кто не донесёт, будет бояться, что первым хану сообщит другой, а остальных заподозрят в сговоре и неповиновении. Нет-нет, не спеши класть грушу в хурджун, я ещё не всё сказал.
Все стражники уже развернули своих лошадей и внимательно слушали мальчишку на карагаче. Один только карлик так и застыл в прежней позе на том же месте в пыли и не сводил взгляда с груши.
- Ладно, согласен, сын карагача, я чуть было не уронил грушу, что могло бы стать потерей для казны, и мне пришлось бы окупать её стоимость светлому хану. Но что ещё ты хочешь нам сказать?
Стражники фыркнули: идея вечернего вручения хану стоимости одной груши показалось им забавной. Мальчик позволил себе опустить ногу, приосанился и важно продолжил:
- Этот никчемный карлик не заплатил тебе налогов. Значит, его следует перепроводить в долговую тюрьму. То есть, вместо того, чтобы вскоре быть дома и угощаться жареным барашком и рисом, вам придётся долго гнать карлика по дороге до города. А ты думаешь, смотритель зиндана обрадуется, когда ты вместо платежеспособного должника приведёшь жалкое подобие человека, способного только пожирать казённую пищу? Что доложит смотритель зиндана хану о ваших умственных способностях? Но потерять или убить карлика по дороге в город тоже нельзя: он уже не принадлежит себе. Это будет караться как утаивание налога от казны.
- Откуда ты взялся такой умный на нашу голову? – взвыл один из стражников. – Не знаю быть ли тебе везиром, но место помощника кади тебе уже обеспечено: ты сможешь запутать самое простое дело!
- Хоп, - мрачно сказал начальник стражи, продолжая держать грушу в жёсткой руке, привыкшей к оружию или поводьям, - поговорим, как мужчина с мужчиной. Чего ты хочешь за то, чтобы вывести нас на дорогу благоденствия? Дать тебе денег? Купить новый халат?
- Если ты дашь мне денег, то их отберут у меня старшие братья. Халат или тюбетейку ты пообещаешь, но забудешь или у тебя не будет времени. Нет. Просто рассказывай в городе про меня и присылай людей за советами. Это будет достаточная плата. Тебе забавно, а мне полезно. А теперь слушайте, о стражники, мой совет. Первое. Этот карлик чистит тандыры от золы. Кто ещё сможет лучше тощего длиннорукого карлика это сделать? Он лучше всех подходит для этой работы, он ей соразмерен. Значит: его рост – самый нормальный для его работы.
- Уф, - вздохнули с облегчением стражники.
- Далее. Чем питается такой карлик, когда не чистит тандыры? Если ему не подали лепёшку, то он лазит на дерево и тратит свой день на грушу, это его обычная пища. Обычная, почти ежедневная, а не роскошь.
- Слава Аллаху, - обрадовался начальник стражи и протянул карлику грушу обратно. Тот немедленно схватил её обеими руками и прижал к груди.
- Третье. О почтенные стражи! Именно вам доверили заниматься тем, в чём вы разбираетесь. Никто из вас не может занять места кади в собрании суда, но каждый может, например, вместо кади на месте определить размер налога и взыскать его. Есть ли ещё, что вы можете делать как кади? В чём вы ещё разбираетесь?
Стражника озадаченно молчали.
- А я говорю вам: есть. Кади дал вам право разбираться в именах. Именно вы определяете, стоит ли имя того, чтобы взыскать за него налог. А кто имеет право наречения нового имени? Кади. Значит, вы – выполняя свои обязанности по поручению кади – можете опробовать имя и дать новое. Этому карлику, во славу милостливого Аллаха, вы дадите его бесплатно. Но всем следующим махровым Махмудам будете предлагать выбор: заплатить мискаль серебра как налог в казну или полмискаля вам за новое имя.
Долгое мгновение царила тишина, пока до стражников доходил смысл сказанного. После этого они весело захохотали.
- Благословен Аллах, явивший миру чудо! О мальчик, ты и вправду сможешь дойти до поста везира, если тебя не убьют раньше!
Продолжая хохотать, они все проехали по кругу мимо карлика, и каждый хлестнул карлика плетью – не для боли, а так, просто, чтобы лучше запомнил.
- Запомни, несчастный счастливец, теперь у тебя новое имя! Во имя Аллаха милостливого и всеблагого – только оно одно у тебя и есть! Теперь тебя зовут... Как мы его назовём? Хуссейн! Отныне запомни и повторяй имя своё – Хуссейн! Хуссейн! Хуссейн!
С гиканьем и хохотом всадники поскакали в город. Начальник придержал коня и примчался обратно к карагачу:
- Никто да не упрекнёт меня в неблагодарности! Завтра же я привезу тебе новую тюбетейку, полную сластей! Мы ещё встретимся, сын карагача! У меня есть трёхлетняя дочь, и я бы не отказался стать тестем визира!
Он захохотал и унёсся вслед за остальными стражниками.

Наступила тишина – село опустело. Мужчины работали на полях, в садах и виноградниках, а женщины трудились в своих дворах, и их не было видно за высокими глинобитными дувалами. Мальчишки попрятались, и только один мелкий, сидел на карагаче над арыком. Посреди дороги в пыли стоял сутулый тощерукий карлик, прижимавший к впалой груди большую грушу. Тихо, себе под нос, он бормотал: - Ай, я бедный Гусейн!..
Tags: сказки
Subscribe

  • (no subject)

    Наткнулся в интернете на симпатичную опечатку: "Если не мы, то кот."

  • Постами в ленте навеяло

    *У Ноя было три сына: Сим, Хам и Иафет. Существующие народы – их потомки: семиты, хамиты и яфетиды.* Евреи идут из Египта, Уже не имея угла.…

  • Хулиган и фонарь

    Искал противника попроще И отыграться смог - на ком? Бил белку в глаз. В ближайшей роще Ходила белка с синяком.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • (no subject)

    Наткнулся в интернете на симпатичную опечатку: "Если не мы, то кот."

  • Постами в ленте навеяло

    *У Ноя было три сына: Сим, Хам и Иафет. Существующие народы – их потомки: семиты, хамиты и яфетиды.* Евреи идут из Египта, Уже не имея угла.…

  • Хулиган и фонарь

    Искал противника попроще И отыграться смог - на ком? Бил белку в глаз. В ближайшей роще Ходила белка с синяком.