fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Category:

Критичные дни

Учёные обнаружили, что звуковая волна отпрыгивает от водяной прямо как мячик – скок! скок! скок! Именно поэтому в хорошую погоду звук над морем ого-го как далеко раскатывается – я и сам не раз наблюдал. В журнале «Вокруг света» писали, что на каких-то Канарских островах изобрели свистящий язык, и контрабандисты там вовсю пересвистываются с острова на остров: где таможня даёт добро – и почём.
А вот к юго-востоку от грецкого материка – если сразу за угол и налево – там этих островов тысяча штук насыпана. Грекам даже свистеть без надобности, в хорошую погоду они просто перекрикиваются – так что море это назвали Эгегейским.
Только вот южное Эгегейское море по климату отличается от основного: временами дуют разгонные холодные ветра, поэтому местная часть имеет ещё и своё отдельное название – Критическое море. По нему и ближний большой остров назвали – Крит. До того, как стать греками, жители из-за этого так и прозывались: критики и критички. А правили там в те догреческие времена критократы, а то и совсем крутые правители – критокрутократы.
*
Год назад мы забоялись ехать на Крит из-за холодных ветров, а в этом году решились.Посмотрели через дырочку в Интернете: где какие минотавры водятся – и поехали на берег Скелета на северном побережье. Высмотрели там два соседствующих отеля одной фирмы: один большой, с анимациями-реанимациями, кортами и дискотеками для молодёжи, а второй маленький, по отзывам – одни пожилые угасающие немцы. То есть – как раз на наш преклонный возраст. Опять же – надо думать, что пожилые немцы понимают, где лучше. Прагматиш, практиш, гут.
А что вся обслуга будет только по-немецки шпрехать, так это не страшно, это я ещё со школы помню все эти «Хэнде хох, эврибоди!» и «Майн Брудер ист айн Тракторист ин унзерем Колхоз!».
Приехали в малый отель – и точно, преобладают немцы. Поэтому в гостиничной брошюре на немецком и на английском всё-превсё расписано, а в русском варианте описание соседнего города перевести не смогли, оставили на греческом. И в английской и немецкой версиях ужин начинается в 19:00 – и немцы дружно сразу – ди ерсте Колонне марширт, ди цвайте Колонне марширт – так в ресторан и маршируют. А в русской версии опечатка – ужин начинается в 19:30.
Ну, ладно, зато в главном всё сходится одинаково и без опечаток: зелёный флаг – можно купаться, жёлтый – можно, но осторожно, красный флаг – купаться запрещено.
*
Естественно по нашей умеренной везучести когда мы приехали, дул холодный северный ветер, на море волны, над пляжем развевался красный флаг. Как будто революционные матросы взяли не только телефон, телеграф и вокзалы, но и пляж тоже прихватили.
И вот все приличные немцы лежат у бассейна и у бара. Отдельные, особо правильные, ходят по-над пляжем, дышат полезным морским воздухом и любуются природной достопримечательностью.
А на пляже кучка народа с криками «Давай! Давай!» играет в волейбол через сетку. И тётки – стоят примерно по бюст в воде, подпрыгивают и повизгивают с каждой волной, будто их какой Стенька Разин туда кидает.
И до того мне обидно стало, что день прошёл, а я как мышь сухой. Дай, думаю, хоть с тётками в волне побарахтаюсь. Сдал жене кепочку и очки на хранение, а сам – в воду. Ну, не стоять же мне с тётками, у меня и бюста такого нет, чтобы волны колыхать. Вот я за них туда подальше заплыл и давай плескаться. Только временами посматриваю-подстраховываюсь: где берег и где буйки, а то без очков я вижу только наощупь. И слышится мне, что свистки стали частыми. Слишком частыми. Что же это, думаю, такое у волейболистов творится? Пора на берег, глянуть. И только поплыл я к берегу, а смотрю – сквозь тёток прорезается хорошим кролем какой-то молодой спортивный мужик. И прямо на меня. Эк, думаю, ещё один не утерпел на берегу сидеть. И сворачиваю – чтоб ему дорогу дать. А он тоже сворачивает – и опять прямо на меня. Я галс резко сменил и мимо него проскочил. А он ко мне и – Стронг! – говорит. Морда зверская, псих какой-то. Ну, я так, уклончиво: ? А он мне пальцем в волны тычет «стронг» и вдруг спасательный круг пытается сунуть!
У него, оказывается, за спиной на верёвочке спасательный круг привязан, а от него тросик к берегу, чтобы сподручнее тело вытаскивать. Это спасатель меня спасать приплыл! Да ну нафиг! – почесал я от него к берегу поскорее. Он за мной гонится, но ему трудно: круг мешает.
У берега возле тёток я притормозил. Он меня догнал, проверил, что я ногами стою – и пошёл прочь горестно. А второй спасатель, мордатый такой, навроде артиста Пореченкова, тросик на катушку сматывает.
Вышел я на берег, подхожу к жене, а она мне говорит: - Что же ты, Фрюша, редиска такой и эдакий, меня на весь пляж позоришь! Ты что не видел, что ли – ах да, без очков не видел – не слышал, как тебе свистели? Тут тебе и махали, и свистели, уже и я волноваться начала: вдруг серьёзности ситуации не понимаю… – А я думал, что это волейболисты свистят, - сказал я, лишний раз убедив жену в верности оценки моих умственных способностей.
Принял пресный душ, переоделся в сухие плавки, поднимаюсь от пляжа – а там немец стоит. Высокий, в очках, с благородной сединой. Ужасно гордый собой: это он, как выяснилось, усмотрел меня в волнах, указал грекам-спасателям и заставил их исполнять свой рабочий долг. Он мне укоризненно показывает подбородком (пальцем тыкать неприлично) на красный флаг над пляжем и нравоучительным голосом говорит: - Роте Фане!
И его жена рядом – маленькая, сухонькая, друг-товарищ-и-брат – кивает: - Йа, йа, роте Фане!
- Рот Фронт! – находчиво отвечаю я, подтвердительно кивая.
На этом воспитательная беседа и завершилась, потому что им сразу стало понятно, что моя туристическая медицинская страховка не покроет расходы на лечебницу для инвалидов умственного труда.
Жена меня всё же устыдила: из-за тебя спасатели бегали, в воду лезли. Неудобно перед людьми. Ну, я пошёл, там сидит спасатель, который тросик мотал.
- Ещё раз, говорю, спасибо вам большое, гражданин спасатель, за моё спасение. И извините за него же. Я, говорю, без очков потому что ничего не вижу. Вот – снял очки – вас не вижу. Вот надел – опять, извините, вижу. А ещё, говорю, я, может, дальтоник: красный и зелёный не различаю…
Ухмыльнулся он, как та золотая рыбка: ступай, мол, старче, себе с богом: будет тебе море…
*
Вечером гуляем с женой, а там на дорожке жук упал и встать не может, ждёт он – кто ему поможет. Я его перевернул, на ноги поставил, смотрю: а это малый скарабей из навозных жуков! Я его с детства помню. Прогуливающаяся неподалёку пожилая немецкая пара услыхала, что я что-то радостно жене ору и пальцем в землю тычу. Подошли из любопытства. Фрау увидела жука и, понимая, что мы не немцы, руками скребущие лапки нам изображает и говорит: - Ж! ж! ж!..
- Ага, - говорю, - Кэфер... - И застываю, не закончив фразу. Что жук по-немецки – Кэфер, это я помню. А как будет по-немецки скарабей – не знаю. Помню, что по немецки жук-навозник – МистКэфер, но не знаю, насколько это название прилично: может, вовсе жаргон, потому что Мист – это дерьмо, этим словом даже ругаться можно.
Поэтому сияю немцам, показываю пальцем на жука и говорю: - Дас ист айн ОптимистКэфер…
IMG_5344



Tags: биография, фото
Subscribe

  • (no subject)

    Как установили учёные, коренным народом нашей планеты были древние обезьяны. Они вели здоровый образ жизни, питались свежими продуктами, не…

  • Как замечательно обогащается язык!

    * Пошла муха на базар Покупать себе куар. * ...Из кустов неожиданно выскочил таинственный незнакомец в чёрной маске. Он распахнул плащ и показал…

  • (no subject)

    Вот насколько раздражают канцелярским стилем и языком сыплющиеся директивы министерства, настолько же радуют губернские уведомления. Во-первых, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • (no subject)

    Как установили учёные, коренным народом нашей планеты были древние обезьяны. Они вели здоровый образ жизни, питались свежими продуктами, не…

  • Как замечательно обогащается язык!

    * Пошла муха на базар Покупать себе куар. * ...Из кустов неожиданно выскочил таинственный незнакомец в чёрной маске. Он распахнул плащ и показал…

  • (no subject)

    Вот насколько раздражают канцелярским стилем и языком сыплющиеся директивы министерства, настолько же радуют губернские уведомления. Во-первых, в…