fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

МАРТОВСКИЕ ИДЫ

Проходят сенаторы. Рожи похожи

На толстый портфель крокодиловой кожи.

В шёпот идёт беседа.

Ладошкой прикрыт рот.

И каждый держит соседа:

А то ещё донесёт!

И каждый глядит на Брута –

Приёмыша Цезаря.

А Брут смел, как будто

Цезарь уже зарезан.

А Брут – куй железо,

Пока оно горячее!

А Брут – убить Цезаря –

Дело пустячное:

Кто подойдёт с жалобой,

Кто с путёвкою в Сочи…

Жалко только, что жало

У кинжалов короче.

Цезарю –

Цезарево!

…И когда ты умрёшь – у кладбищенской ямы

Дураки и враги обернутся друзьями

И, багровые лысины враз обнажив,

Они спрячут в карманы складные ножи.

И роскошные будут в газетах некрологи,

И оплачут тебя в мемуарах бредологи,

Где сольются заманчиво правда и ложь,

И, когда ты умрёшь…

О, когда ты умрёшь!

Цезарю –

Цезарево!

 

1968

Tags: графоманские стихи
Subscribe

  • Зимние мечты о Мальдивах

    "Все это выдумка, нет никакого Рио-де-Жанейро, и Америки нет, и Европы нет, ничего нет. И вообще последний город - это Шепетовка, о которую…

  • Окунь

    В проруби наскоком окунался окунь: Там на дне такое – не охватишь оком. Проруби зимою - как с живой водою, Оживился окунь словно молодой он. И…

  • Пророк Иона на корабле

    Бог насылает саранчу И даже депутата - Ну да, я тоже не хочу, Но близится беда. Не все проблемы по плечу, Мы сами виноваты: Молившись, ставили…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Зимние мечты о Мальдивах

    "Все это выдумка, нет никакого Рио-де-Жанейро, и Америки нет, и Европы нет, ничего нет. И вообще последний город - это Шепетовка, о которую…

  • Окунь

    В проруби наскоком окунался окунь: Там на дне такое – не охватишь оком. Проруби зимою - как с живой водою, Оживился окунь словно молодой он. И…

  • Пророк Иона на корабле

    Бог насылает саранчу И даже депутата - Ну да, я тоже не хочу, Но близится беда. Не все проблемы по плечу, Мы сами виноваты: Молившись, ставили…