fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Categories:

Золото мертвецов

С подачи _Aleine_ начал сочинять новый детектив.
Пока сочинилась только первая глава.

ЗОЛОТО МЕРТВЕЦОВ
Глава первая, в которой мисс Пимплтон впервые узнает свое настоящее имя.

С утра день задался самым обыкновенным, и ничто не предвещало никаких событий. Дул северо-западный ветер, тени от полупрозрачных облаков мягко проползали по ухоженному сочно-зеленому газону. Акварельное небо простиралось аккуратно разлитой одноцветной голубизной над всем плоским блином планеты – до самого края блина – горизонта, за которым прятался такой невообразимый сейчас, беспокойный и суматошливый, город. Впрочем, часть горизонта заслоняли деревья, изгородь, столбик с ящиком для писем и для всей той ерунды, которую распихивают разносчики рекламы, и, конечно, сам коттедж – тихое обиталище миссис и мисс Пимплтон. Все домашние работы и выезды за покупками в магазин были завершены вчера, сегодня можно было поваляться подольше и слегка побездельничать, поэтому после кофе с пончиками Валери выволокла шезлонг на лужайку и решила использовать тепловатое майское солнце на всю катушку. По крайней мере – до тех пор, пока мама не вспомнит, что она все еще не сделала письменное задание по французскому языку, которое обещала выполнить еще три дня назад. Кроме шезлонга Валери прихватила с собой книжку о безумной любви каких-то старомодных зануд, чтобы лучше дремалось, - и очки от солнца. Все события начались, когда она вместо того, чтобы спокойно пригреться в шезлонге, оставила на нем книжку и очки и пошла на минуточку проверить почтовый ящик. Поступок был заведомо бессмысленным, так как никаких писем от друзей и счетов совершенно точно не ожидалось, а родственников у семьи Пимплтонов не было. (Иногда это огорчало Валери: было бы славно пококетничать с крепким и красивым кузеном или поделиться секретом с кузиной.) Да и появление редких счетов всегда, аккуратно раз в неделю, отслеживала сама мама – миссис Пимплтон. Все это было абсолютно точно известно Валери, и все-таки, повинуясь какому-то странному чувству, она пошла, сунула руку в ящик и, к своему крайнему изумлению, обнаружила там яркую почтовую открытку, адресованную «Моей милой внучке Валери».
Она пробежала ее глазами, еще ничего не понимая, и повернула к дому, откуда, увидев ее через окно с открыткой в руках, уже стремглав летела сама миссис Пимплтон. Валери увидела ее и застыла в изумлении : она еще никогда не видела свою маму в таком возбуждении. Она только собиралась сказать маме, что произошла какая-то странная ошибка или случился глупый розыгрыш, когда мама, еще не увидев открытки, закричала: «Что, наконец, эта чертова старушенция вспомнила про свою внучку?». Потом она опомнилась, но было уже поздно. Валери вытаращила глаза, и утверждать теперь заново, что у нее нет родственников, а обе бабушки умерли еще до ее рождения, стало бесполезным.
Через четверть часа бессвязных и эмоциональных малопонятных фраз и восклицаний миссис Пимплтон, наконец, успокоилась, набрала воздуха и произнесла: - Я давно хотела тебе признаться, но не была уверена, что ты меня поймёшь – не как дочь, а как женщина. Но, в конце концов, ты уже почти совершеннолетняя, тебе девятнадцать. Так вот, то, что я тебе рассказывала, будто твой отец – капитан Артур Пимплтон, лётчик-испытатель, погибший при исполнении секретного полёта, – не совсем правда.
- Успокойся, мамочка, - приободрила её Валери, - Мы с девочками в пансионе обсуждали, и уже решили, что я – плод страстной внебрачной любви. Возможно даже, что ты не знаешь толком, кем был мой отец, но я всё равно тобой горжусь, даже если бабушка от нас отказалась.
- Как ты можешь! – вспыхнула миссис Пимплтон. У неё зарделись не только щёки, но даже уши. – Хорошенькое же воспитание дают вам там в пансионатах! Конечно же, я была замужем! А скрылась под девичьей фамилией, чтобы уберечь тебя от позора и чтобы нам не докучали журналисты. Твоё настоящее имя, - она зажмурилась и торжественно произнесла: - Мисс Валери Смоллс!
Валери была разочарована. Она ожидала если не чего-то вроде «леди Мальборо», то хотя бы что-нибудь скандальное, что можно было бы доверять подругам только как исключительную тайну.  – Смоллс? А кто это – Артур Смоллс?
Мисс Пимплтон даже всплеснула своими пухлыми, но изящными ручками. – Ну, сейчас об этом, может, и не все помнят, но когда ты родилась, все газеты были полны этим именем! И в телевизионных передачах, и даже в кинохронике! Ты можешь посмотреть в городской библиотеке за шестедесят третий год – вот такими буквами, - показала она не без гордости.
- И кем же он был, мой отец, - заинтересовалась Валери, - Артур Смоллс, - произнесла она, тщательно выговаривая и пробуя на вкус новое имя.
- Роналд Артур Смоллс, - гордо произнесла миссис Смоллс (урождённая Пимплтон), - знаменитый Смоллс-Ограбление-Века! Три миллиона фунтов стерлингов по тогдашнему курсу – в золотых слитках, - которые так и не нашли.
Tags: фэнтази-графоманство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments