fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Category:

"Плач сезона", часть седьмая - последняя

7.

- Сыск – это моё, - говорю я, обращаясь ко всем чертям сразу. – Но вот найти человека просто для того, чтобы его убили – это не по мне. Не нравится мне это. А не может ли он соскочить из этого своего рода Пуйла или как его там?

- Не-а, предлагал я уже ему, - говорит фомор, засунув голову в ящик с архивом и выгребая оттуда заначенную мной на чёрный пивной день вяленую воблу. – Убить, ограбить или ещё чего такое, это он может – нормальный мужик, А вот отказаться от своих предков – это не. Это ему уже западло. Романтик.

- А вот помню я один пре-це-дент, - начинает Домовило тихонько, ни к кому конкретно, в пространство перед собой, - древнегрецкий. Принцессу-девственницу приковали, чтоб её дракон морской съел. А тут мимо герой проходил. Он её сразу же и спас.

- Да знаю я, - бормочет Конанд, поддевая длинным и крепким жёлтым ногтем сухую чешую. Кто бы сейчас видел, как Кононд разделывает рыбку, тот сразу многое бы понял о демонах. - Убил он морского дракона.

- Не-е-е-ет, - цедит Домовило, - тут надо различать срочные первоочередные задачи и задачи второго срока. Сперва он принцессу обезопасил. Так сказать, устранил венец безбрачия и повод для дракона. А уж потом то самое с драконом. Их сначала художники так и изображали втроём, а уж потом в целях нравственности принцессу на лошадь заменили.

Тут меня, наконец, осенило. Так осенило, что прямо говорю: - Это обмыть надо! Ну, дедушка, - говорю, - в этом же действительно может быть решение коренной проблемы!

И точно, осознали мы все, что прав Домовило по всему своему существу. В корень надо смотреть: баньши эта их Пуйловский род опекает. Вот остался один-разъединственный наследник, она его и решила списать, род закрыть и – гуляй не хочу.

А мы род возьми да и продли – как герой с принцессой!

Я, прямо не утерпевши по спиритуозному духу, с верного четвероногого друга-стула соскочил и давай распоряжаться: - Ты, Конанд, прямо с утра Пуйла бери за грудки и тащи к отцу Дионисию, бывшему Дениске нашему: пусть его перекрестит на какое приличное имя, будет хоть Пуйл, да не тот. И заплати ему по-хорошему, а то Акакием окрестит, знаю я его. Не, сперва своди его в банк спермы, а то если после церкви, ему Дионисий в прелюбодеяние запишет. И пусть спермы побольше сдаст. Скажи им там, в банке этом, чтобы на порции по разным дюарам хорошенько разложили – если баньши решится сперматозоидов проклинать, пусть помается каждую порцию по отдельности. А вы, уважаемые дедушки, помогите мне объявление сделать, мол, богатый иностранец желает жениться с целью срочно обзавестись потомком. И понаклеим этих объявлений – вам виднее, где здесь желающие замуж живут!

Дедки переглянулись и говорят: - Ну, пособить – это можно. Это если фомор не самостоятельно на нашей земле работает, а как вызванный местным смертным – это да. Такое уже многажды бывало, чтоб демона для услуг вызвать. Хотя, конечно, традиционно всё более другого места чертей, но это уже и по закону, и по понятям личное дело каждого вызывающего. Помогать – это нам не обязательно, но чтобы заезжей баньшии этой нос утереть – в этом удовольствие имеется...

Более хлопотных суток, чем следующие, у меня не было со времён сессии.

Одиннадцать кандидаток на то, чтобы осчастливить своими рукой и сердцем! Среди них пришла даже та самая дама с собачкой, только пёсика с собой не привела, чему я очень порадовался. Как она успела рассказать в ответ на мой светские распросы о жизни, собак почувствовал себя гением-разрушителем и теперь рвётся навстречу всем столбам, как дон Кихот на мельницы.

Все дамы одобрили нашего кандидата, он честно продемонстрировал каждой самого себя, свои паспорт, удостоверение и права. С каждой на смеси русского и английского были обсуждены взгляды на планируемое количество наследников, брачный контракт и отвественность вдовы перед родом Пуйлов в случае внезапной кончины супруга.

К семи вечера всё было благополучно окончено. Начавший новую жизнь Пуйл с избранницей отправились в загс (регистраторше заранее оплачено за внеурочность) и – для верности – в церковь (отцу Дионисию оплачено заранее). Далее оставалось только зачинать потомков, но тут уже наша помощь не требовалась.

Дедки отвалили, а мы с Конандом присели, взяли по пиву и стали обсуждать, как мне нарядиться на встречу с баньши. В полночь у фонтана.

Вот тут она сама и пришла.

На самом деле не пришла, а соткалась из воздуха: сначала марево, дымка, а потом стала материализоваться, вроде как в фильме сначала пустые кадры с героиней мешают, а потом потихоньку пустые убирают.

Мы с фомором закаменели от ужаса. Ему, конечно, баньши привычнее, зато он про неё больше такого знает, чего бояться надо.

Как она полностью проявилась, я чуть собрался с духом, поднялся, за спинку стула ухватился и говорю: - Исполать вам, госпожа клиентка! В смысле – добрый вечер. Присаживайтесь, пожалуйста. Как раз собирался сегодня вам сообщить, что задание ваше выполнено, только жизнь внесла некоторые, гм, изменения.

Посмотрела на меня скорбно, хламидами своими – серое поверх зелёного – колыхнула и говорит: - Да уж знаю, что вы тут с наследником рода Пуйлов, Муйредахом, сыном Бендигейдврана, вытворяете. Даже хотела зайти на невест посмотреть, посоветовать. Потом решила – пусть сам себе жену выбирает: овдовить его никогда не поздно будет.

- Его овдовить или её овдовить? – осторожно переспросил я.

Баньши вздохула. – Тут ты прав, смертный. Я покровительствую славному роду Пуйла. Похоронить можно любого из супругов или обоих. Но если уж сын Бендигейдврана перестал бить баклуши и вспомнил о своих обязанностях перед родом – пусть ещё поживёт. Посмотрим. Ты свою работу, смертный, выполнил. Моей оплаты тебе хватит. Но в приплату, - она впервые улыбнулась, и я увидел её зубы. Хорошие зубы. Без кариеса, белые-белые. Человеческие. Но было в них что-то хищное. – Но в приплату я запомню твой род тоже и присмотрю за ним.

Она повернулась к вжавшемуся в стул и побледневшему так, что татуировки и шрамы стали много ярче, фомору. – А тебя, Конанд-младший, сын Фебара, я пока просто запомню.

И – рраз! баньша исчезла. Просто растворилась в воздухе. Хорошо им, первично бесплотным.

Мы с фомором облегчённо вздохнули и расползлись на стульях.

- Вот и всё, - сказал я – и ошибся.

Дверь резко хлопнула, и в комнату вошла Ира.

- Понятно, - сказала она, одним взглядом окинув меня, Кононда, опять вжимающегося в стул, и батарею пустых бутылок, прикрытых газеткою. – Так, значит, ты дожидаешься клиента в офисе! – Она потрясла сорванным объявлением и выразительно зачитала:

- Британский поданный Афанасий Пуйл, 184/90, волосы соломенные, ищет женщину загадочной местной души с целью создания семьи и продления рода Пуйлов. Рассмотрение кандидатур и знакомство с 8 часов утра в офисе по адресу... – Ирка сердито сверкнула глазами. – Ну, и кто из вас Пуйл?

Конанд сполз со стула на пол и безуспешно попытался стать незаметным.

- Э-э-э, знакомься, Ирочка: это мой помощник Конанд, - начал я, но продолжить не успел.

Никогда я ещё не видел Ирки такой возмущённой.

- Вот отсюда, алкоголик! Духу твоего чтобы здесь не было! И бутылки забирай!

- Слушаюсь, Хозяйка, - гаркнул фомор. Он вытащил из обвисшего кармана здоровенный кусок рыболовной сети, быстренько сгрёб на него все бутылки и, перекинув узел через плечо, устремился к выходу. На пороге он оглянулся и подмигнул мне подбитым глазом: - Не плачь обо мне, Хозяин!..


Tags: фэнтази-графоманство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments