fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Приглашаю в соавторы

Ранее я начал писать шекспировскую трагедию:
http://fryusha.livejournal.com/203252.html
Меня и сейчас не достало, чтобы довести её до конца, но теперь уже есть три сцены из четырёх, а для четвёртой - черновой сценарий. Кто хочет предложить дополнения и изменения - самое время. 
Предупреждаю: под катом - длинно, 6 вордовских страниц.

ВЕНЕЦИАНСКАЯ КАРНАВАЛЬНАЯ НОЧЬ или АНДРЕА ДАНДОЛО

Трагедия в четырех сценах.

СЦЕНА 1. Перед занавесом.

Пролог:

Любезные сенаторы и дамы!

Почтеннейшая публика! – и все,

Кто за свои билеты заплатили!

Я вам сейчас Прологом расскажу

О чём здесь речь – пока вы не уснули.

 

Который год, как тянется война

И смерть своей сенокосилкой машет.

Который год не могут поделить

Венеция и Генуя просторы.

Уставши от бессмысленной войны,

Сраженья, разоренья и инфляций,

Уже давно склоняется Сенат

Принять от генуэзцев их посулы.

Но Дож не хочет уступить ни капли,

Он с Генуей ведёт особый счёт

С тех пор, как генуэзские пираты

Украли у него меньшого брата.

Ни пяди не уступит гордый дож!

А потому решили генуэзцы

Прислать сюда наёмного убийцу.

Он с юных лет злодейств творил немало,

Он прокрадётся в толпах карнавала…

 

*Из-за занавеса появляется Фриско. Закалывает актёра, исполнявшего Пролог, и сбрасывает его тело в оркестровую яму.*

 

Фриско Дандоло:

Я никогда не доверял Прологу.

Он много знал да и болтал, ей Богу!

 

Я – Фриско-что-работает-по-найму.

К Петру святому отправляю души –

Помаракуй – работка для меня.

 

Три дня я по Венеции гуляю –

В двувывертном плаще и чёрной маске.

Мне кажется, я узнаЮ приметы

Каких-то ранних очень детских дней.

Забавно мне, ведь детства я не помню:

Ни кто я родом, ни пришёл откуда.

Меня купил наставник мой Лоренцо

За сто дукатов. А другую сотню

Отдал за этот драгоценный перстень,

Клянясь его до смерти проносить.

 

*Любуется перстнем на своём пальце.*

 

Ну, вот и умер… Собственно, о чём я?

Ах да, заказ. В любовь я верю свято,

Живёт во мне романтика пирата.

Я верю, что, украв супругу дожа,

Его из дома вызову, тревожа.

Заказчиков своих не обману:

Убью и дожа, и его жену.

 

СЦЕНА 2. Дворец дожа, покои догарессы.

Дож Андреа Дандоло:

Когда как дож по нашим ритуалам

Я обвенчался с необъятным морем

От имени республики моей,

Не так я волновался, как сегодня,

Входя в опочивальню догарессы.

 

Послушай, дорогая мона Бланка,

Сегодня мне в окошко для доносов

Опять стучала маска без лица.

 

Она сказала, будто генуэзцы,

Увидев, что в войне нас не осилить,

Пришлют сюда наёмного убийцу.

Они решили, что войну закончат,

Когда покончат с Андреа Дандоло.

Я смерти не боюсь, ты это знаешь.

Но у убийцы планы есть страшнее:

Убить не только дожа, но с супругой.

 

Мона Бланка:

Ах, Андреа, мне нынче снился сон,

Как будто я шагаю по каналам,

А все они укрыты под землёй.

Кормилица старушка мне сказала,

Что это значит – скоро я умру.

 

Дож:

Не бойся, дорогая мона Бланка,

Я закажу тебе тончайшую кольчужку,

Какую носят принцы сарацинов.

Она на ощупь даже лучше шёлка.

 

Нет никого подлее генуэзцов,

Они готовы нас загнать под воду,

А в детстве у меня отняли брата!

А мне ещё тогда мой милый брат

Был всех девиц милее во сто крат!

 

*Дож выходит; входит дожидавшаяся за дверью служанка.*

 

Служанка:

Ах, дона миа, снова незнакомец,

Всё тот же самый, очень симпатичный,

Хоть чем-то мне напоминает дожа.

Он в маске был, но плащ мне не сокрыл

Его красивой молодой фигуры.

Он снова передал цветы. Однако

Он в этот раз записочку вложил.

 

Мона Бланка:

Каков наглец! Как смеет он писать

Замужней даме! Даже – догарессе!

Подай сюда – немедленно прочту.

 

*Читает письмо вслух.*

 

«Увидев Ваш бессмысленный портрет…»

Каков наглец – так о моём портрете!

«Увидев Ваш бессмысленный портрет,

В него влюбился, но решил тотчас же,

Что просто Вас художник сочинил.

И чтоб узреть творение Господне,

Сюда из Генуи я тайно поспешил».

А, генуэзец! Ну, тогда понятно.

Там всё-таки горячие мужчины,

А не венецианцы с рыбьей кровью.

«Из Генуи…», ах, это я прочла.

«Из Генуи… И сразу убедился:

Портрет не стоит вашего мизинца.

Чтоб жить на свете, мне осталось только

От страждущей любви себя убить!»

Вот это настоящий генуэзец!

Всё в логике мужской немного слишком,

Вот так мы с детства нравимся мальчишкам!

 

*Служанка выходит и возвращается с букетом.*

 

Служанка:

Ах, дона миа, сызнова букет!

Несчастный оказался грамотеем –

Опять вам пишет наглое письмо.

Надушено! И аромат – небесный!

Здесь запаху – на тысячу дукатов!

 

Мона Бланка: *вырывает записку*

Давай сюда! Невежа и мужлан –

К цветам мешать ещё какой-то запах!

Каков наглец! Но пахнет хорошо.

Надеюсь, что сейчас он извинился.

 

*Читает.*

 

«Душа моя, я знаю, Вы – замужни».

И это – что? Он сразу отступился?

«Жить без души мне боле невозможно.

Жестокая, Вам, верно, всё равно.

Но ради христианских милосердий,

Придите нынче вечером к колонне,

К той, пятой, что насупротив фонтана.

Я там сегодня буду умирать.

 

Когда я от любви себя зарежу,

Прочтите надо мной слова молитвы.

Мне Бог простит за то, что возлюбил,

Поскольку не любить Вас – невозможно».

Как гладко писано. Но всё же врёт, поди.

Узнать бы как... Попробуй ты сходи.

 

Служанка:

Ах, дона миа, страсть как интересно!

Я в вашей маске, если вы дадите,

А если бы ещё немного кружев –

Я дам за вас предсмертный поцелуй!

 

Мона Бланка:

А впрочем – нет: наш христианский долг –

Предотвратить его самоубийство, 

Раскрыть бедняге глупость романтизма.

А к маске у тебя не та харизма.

Мы сходим вместе вечером вдвоём,

Ты постоишь на страже за углом.

 

СЦЕНА 3. Улица, берег канала. Прохожие.

1-й сенатор:

…И передай собратьям из Совета:

В подвале у меня сидит алхимик,

Какой-то петрик или даже хуже.

Он предлагает воду из каналов,

Из наших, венецейских,

Вместе с грязью,

Продать в Туретчину и даже в Серендип!

А к нам из моря новая нальётся.

 

2-й сенатор:

Зачем же туркам грязная вода?

 

1-й сенатор:

А у него есть философский камень.

Он говорит, что воду так очистит, -

Ну прямо генуэзское вино!

 

2-й сенатор *прикладывает палец к губам*:

Тссс!

Потише говори о генуэзцах:

Ты знаешь, как их ненавидит дож.

Который год война меж нами длится,

Уже кругом убыток и раззор.

Не пей воды из дожева копытца –

А у меня отыщем, чем напиться!

 

1-й сенатор *прикладывает палец к губам*:

Тссс!

Похоже мы хотим одно и то же.

Глядим в канал – и думаем о доже!

 

* Уходят. Входят Марко и Фриско. Фриско в плаще и полумаске.*

 

Марко:

Признаюсь честно, благородный дож,

когда бы вы мне сами не открылись,

я нипочём не смог бы догадаться!

Вы в этой маске кажетесь стройней,

на локоть выше, изменился голос.

Но перстень ваш я сразу распознал!

Ещё бы! Он же стоит сто дукатов!..

 

Фриско:

Тебе я верю, благородный Марко.

Но тайну это сохрани, прошу.

Мне кажется, прислали генуэзцы

Убийцу, омрачая карнавал.

Пойду попроверяю документы,

А ты мне догарессу позови!..

Скажи ей: человек, кто погибает,

За пятою колонной ожидает.

 

*Фриско удаляется в тень портика.*

 

Марко: *в сторону*

Конечно! Прямо так и разбежался!

Чуть что – так сразу посылают Марко!

А деньги – после дожика в четверг!

Кому сольдино – а кому дукаты.

Кому-то и гондолы маловаты.

 

*Марко уходит в сторону дворца дожа. От канала входит Ханох, продолжая обращённый к себе монолог.*

 

Ханох:

Гой! Гой! Гой!

Гой – и больше ничего!

Этот Марко, видите ли, осчастливил меня тем, что одолжил у меня денег к празднику Турусов на гондолах! А вернёт в субботу. Ха! Он думает, что приличный еврей в субботу не должен брать в руки деньги! Ха! Правоверный еврей не должен в субботу отдавать деньги, а для брать у меня есть специальная молитва, обращающая субботу в пятницу.

Да праотец Авраам успел уже трижды познать Рахиль, когда эти венецианцы ещё только выбирались на сушу!

 

*Поворачивается в сторону невидимого зрителю гондольера.*

 

Сдачу можешь оставить себе!

Что значит – не заплатил? Что значит – не деньги? А что – пуговицы уже денег не стоят? Я тебе больше скажу: пуговицы – гораздо лучше денег: они не подвержены инфляции. Ну просто – счастья своего человек не понимает! В следующий раз не буду брать твою гондолу. Ну, ладно, ладно, я уже иду, не хотите пуговицы – давайте их обратно. Сейчас дам денег. Выгоды своей человек не понимает. Два сольдино, ну что два сольдино? Между прочим, такие пуговицы, чтобы вы знали, уже больше не делают.

 

*Ханох уходит в сторону дворца дожа. Входит дож.*

 

Дож:

Мне рассказал сейчас собака Ханох,

Что он меня под портиком видал.

Что я стоял за пятою колонной –

Той самой, где всегда гулял мой брат.

Что это – призрак? или тень отца

Опять являться стала без конца?

 

*Дож уходит в сторону портика, где ожидает Фриско.*

 

СЦЕНА 4. Портик, у пятой колонны.

Фриско по перстню узнает, что пришедший – дож. Выясняется, что они – братья. Обнимаются. Из-за угла за ними наблюдает мона Бланка, пришедшая со служанкой.

 

Мона Бланка:

Ну, дожили! Любовник - изменяет!
И, Боже, - с кем! с моим законным дожем!
О, времена! немыслимый разврат!
Так, значит, я была всего лишь средством,
Чтоб в мой уютный дом вползти змеёю.
Он не любил! он лгал! и я скажу
Об этом всё святейшей инквизицьи:
В Венеции - у дожа - грех Содома - !
Зову чуму на оба эти дома!

*Входит Чума. Забирает догарессу и служанку и уводит с собой.*

 

Узнав, что дож – его брат,  Фриско отказывается убивать Андреа. Андреа объясняет ему, что в роду Дандоло никто не нарушал обязательств. Страдания Фриско. Приходят 1-й и 2-й сенаторы, не видят Фриско – и убивают дожа. Из тени выходит Фриско, убивает сенаторов и сбрасывает их тела в канал. Приходит Марко и кричит, что убили дожа. Фриско убивает Марко и закалывается сам над телом брата. Появляется Ханох и сокрушается смерти Марко, который ему уже никогда не вернёт деньги.


Tags: просто так
Subscribe

  • (no subject)

    ночь холодна как руки брадобрея а утро как цирюльника рука потом приходит день как парикмахер а вы идите милый говорит

  • (no subject)

    Говорят, что мифический Крёз Был всерьёз опечален до слёз То ли квотой ОПЕК, То ль работой аптек, То ли грёзой усталых желёз.

  • (no subject)

    Один старикашка вотще Искал своё счастье в борще - А вытащил сало И всё, что попало, Чего он не ел вообще.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • (no subject)

    ночь холодна как руки брадобрея а утро как цирюльника рука потом приходит день как парикмахер а вы идите милый говорит

  • (no subject)

    Говорят, что мифический Крёз Был всерьёз опечален до слёз То ли квотой ОПЕК, То ль работой аптек, То ли грёзой усталых желёз.

  • (no subject)

    Один старикашка вотще Искал своё счастье в борще - А вытащил сало И всё, что попало, Чего он не ел вообще.