October 26th, 2020

жЫзнь

(no subject)

Когда я был на несколько килограммов моложе, то иногда удивлялся: почему в высших эшелонах чиновничества сидят всё время одни и те же люди. А если уж и оставляют свой пост, то просто чтобы поменять его на другой того же уровня.
А потом понял: вверх проходят только люди, одарённые особой логикой. А таких, в отличие от обычных, очень мало.
Не знаю, как там проходит тестирование при отборе: снаружи только результаты видны.

По публикациям в СМИ примерно так представляю:

Приходят к высокому чиновнику другие, на ранг ниже, и докладывают: так, мол, и так: есть нарекания к работе милиции.
- Всего-то? - удивляется он. - Так это легко изменить!
- ?
- Закрываем милицию. Открываем полицию. Новый бренд!

Приходят к Грефу сотрудники и докладывают: деньги есть, куда можно - уже вложили, а ещё остались, хорошо бы какую оптимизацию провести.
Да легко - ребрендинг.
"Греф объяснил смысл нового логотипа Сбербанка
Новый логотип организации представляет собой сине-желто-зеленый незаконченный круг с одной зеленой галочкой внутри и словом «Сбер». Банк подал заявку на него в мае 2019 года. Стоимость ребрендинга оценивается в 2,5 млрд руб.
...
Галочку в логотипе сохранили как символ целеустремленности и ориентированности на «пользу для человека», а круглую форму — как символ сфокусированности на потребностях клиента."
Феечка

(no subject)

И Гоги, и Магоги – исполины,
А все повымирали поутру.
Куда уж нам, налепленным из глины -
Мы прахом разлетимся на ветру.

Мы знаем, что по прегрешеньям нашим
Положены потопы и ковид.
И всё равно живём себе и пашем,
Перепрощая перечни обид.

Прости, что ничего не оправдали:
Нам вечно не хватает полчаса,
Пока мы строим радужные дали
И подпираем ими небеса.
жЫзнь

Из интернета

-- Вы заметили, Изя, при коронавирусе незаметно ввели налог на воздух:
дышать через маску - от 5 до 20 рублей, а дышать без маски - 5000 рублей!
Чессно

<фантастика>

Эпиграф: "I sing the body electric" (W. Whitman, 1855)

Морис Рингпфайль, Мэриэт Кармион и Дэниэл Мёрбель - директора компании "Грейер", создающей и испытывающей новые лекарственные препараты, - пришли в комнату заседаний чуть раньше времени. В атмосфере чувствовалось некоторое возбуждение, все бродили у стола, но никто не садился в свои привычные кресла, даже профессор Рингпфайль, который много лет был бессменным президентом компании. Был - до сегодняшнего дня: в полночь компания превратилась в дочернее подразделение корпорации "Сейно Тюдзин".

Господин Такахаси, полномочный представитель корпорации, явился на заседание столь же пунктуально, как и на все предыдущие встречи. Как жаловалась Мэриэт Кармион своим коллегам: "Он какой-то весь настолько правильный и без эмоций, что мне даже трудно поверить, что он живой и взаправдашний!". Как только на настенных часах высветилось "10:00", двери распахнулись, впуская высокого гостя.
Высокого в официальном отношении, потому что внешне это был пожилой японец небольшого роста, в дорогом сером, чуть переливающемся костюме, в белой рубашке, с галстуком и в противоковидной маске, подобранными в тон к костюму. Аккуратная седая причёска и очки в тонкой позолоченной оправе довершали навязанный кинематографом образ преуспевающего японского бизнесмена. В этот раз почему-то на нём были ещё натянутые поверх туфель элегантные пластиковые калоши-бахилы.

Директора оживились:
- Господин Такахаси, здравствуйте!
- Мы так рады вас видеть! – всплеснула ручками Кармион.
- Вот и хозяин пришёл, - тихо, но достаточно отчётливо и язвительно пробормотал Рингпфайль.
Вероятнее всего, пришедший его услышал, но внешне это никак не проявилось.
Collapse )