September 12th, 2020

Феечка

Воспитательная сказка

Я эту сказку уже постил много лет назад, а тут что-то вспомнилась. А лучший способ снова забыть - взять да и рассказать.
*
Когда я был маленьким – примерно 0,8 м, - мне доводилось слушать воспитательные сказки. Воспитательные сказки для детей были двух типов: либо утренние – чтобы дитя ело побольше за завтраком, либо на ночь с моралью – чтобы дитя во сне её усваивало.
Вот пример.
В некотором царстве, некотором государстве жил-был некоторый царь-государь. Фараон Рамзес Сетевич. И были у него три дерева, три пирамиды и три сына. И ел он три каши: древнегреческую, древнеегипетскую и древнеовсяную... Ах да, вечер же! Ну, ладно. Вот раз вызывает он к себе своих сыновей и говорит им:
- Разлюбезные мои сыновья Парахерунемеп, Мернептах и Ванечка! В силу производственной необходимости и для блага государства намереваюсь я взять себе в жены юную, прекрасную и сексапильную принцессу хеттов. И не хочу, чтобы вы тут по дворцу в её присутствии болтались в своих древнеегипетских юбочках, исподтишка свои бицепсы демонстрируя! Поэтому вот вам моё повеление как государя, как отца и как египетского бога: завтра же ожениться всем трём! Но, хоть и есть на это вам моя высшая воля и указ, дарую я вам свободу воли: разрешаю завтра случайный судьбоносный выбор с луковым кастингом!
Ну, сыновья, понятное дело, поклонились батюшке, вышли из дворца – и старшие братовья сразу за мобильники – своим разлюбезным звонить. А Ванечка думает: неохота мне пока жениться. Авось обойдётся – на то нам и свобода воли дадена!
Вот с утра ведут братовьёв секунданты-жрецы на подготовленное стрельбище в чисто поле... В чисту полупустыню. А там, значит, три площадочки огорожены по технике безопасности, каждая размером примерно с большую буфетную комнату. На одном конце царевичи-фараоновичи с секундантами и луками, а на другом – мишени. А по сторонам ограждение и омон в бронзовых юбочках. Только вот у мишеней старших братьев стоит рядышком допущенная согласованная кандидатура, ну, девушка, которую царевич велел допустить, чтоб сразу из мишени стрелку выдернула. Девицы стоят прехорошенькие, принаряженные, с фатальным настроением – от слова «фата». Хотя, конечно, и такой сладкий ужас в животе тоже присутствут – а ну как промахнётся жених мимо мишени да и в кандидатуру! Страшновато, да. А у Ванечкиной мишени никого согласованного, допуск свободный, одни журналисты да какие-то такие скарабеихи, что прямо лучше и не смотреть.
Вот у старших братовьёв всё как по-писаному: стрельнул – выдернула – жрец-юрист зафиксировал – и поздравления! А Ванечка глянул ещё раз на искательниц приключений – ну их, думает, всех к Хаухете! Свобода воли – и всё! Скажу – голова закружилась. Повернулся в другую сторону и через головы жрецов подальше прямо в Нил запулил. В смысле – стрелой выстрелил.
Вот жрецы вместе с Ванечкой к берегу идут, на ходу обсуждают. Там вариантов для хорошего юриста – есть где разгуляться:
1) отсутствие результата при проведении конкурса означает его повторение до результативного итога,
2) стрела, ухваченная не рукой, а ногой, зубами или ещё чем, включая прямое попадание в тело, тоже считается,
3) при ухватывании стрелы более, чем одной персоной, рассматривается приоритет во времени, при невозможности установить приоритет во времени рассматриваются дополнительные критерии,
4) при получении стрелы особой мужского или среднего пола брак совершается всё равно, но для соблюдения традиции дома фараона кандидату проводится операция по смене пола.
Ну, и так далее. Тут уже и до берега дошли.
А там сидит крокодилица, Ванину стрелу в передней лапе вертит. Улыбается как – ну, даже и не знаю как. В зоопарке был? Крокодиловы зубы видел? Ну вот, улыбается как мечта дантиста.
И говорит: - Здравствуй, разлюбезный свет Ванечка! Ты сын египетского бога Рамзеса, а я дочь египетского бога Себека, зовут меня девица Крокодилица Себековна. И вот для блага наших государств, а тем паче в силу того, что приспела мне производственная необходимость, хочу я с тобой, Ванечка, того, сочетаться.
Хотя, говорит, есть и свобода воли, могу тебя и иначе... А сама наманикюренной-напедикюренной лапой стрелой в зубах так, небрежно, как зубочисткой – и начинает в полный рост из воды выходить.
Ваня стоит, ноги как ватные, не слушаются. Оглянулся – а жрецы уже потихоньку отползают.
Ага, говорит, полная свобода моей воли, а как же! Я, говорит, милая Кро, давно об этом подумывал. Правда, как-то больше для блага государства, чем для производства, да уж теперь как-то всё равно...
Ну, тут жрецы оживились сразу, засвидетельствовали, поздравили!
И честным мирком да на пир!
Тут и сказочке конец, кто всё скушал – Голодец!
Ах да, это же вечерняя сказка.
Потому что какая бы ни была свобода воли, а главное – это чтоб для блага государства!