August 13th, 2018

Образование и наука

Тролльщик Гоголь и Шекспир. Опыт лексико-семантического анализв

Эпиграф: «Две чистые и простые души, каким только и дано танцевать под музыку фей. Лицом друг к другу, двигаясь в такт волшебной музыке, на лужайке плясали Дух и Вильям Шекспир» (К.С.)

Читающей публике широко известны исторические полуанекдоты о том, что Пушкин и Гоголь встречались, обменивались идеями и добродушно подтрунивали друг над другом за чашечкой чаю – или что уж там они пили.
- А что, брат Гоголь, - говорил Пушкин, - а не написать ли тебе славненькую поэму в прозе о том, как чиновник мёртвые души покупал? Уж больно у тебя хорошо ужастики получаются.
- Могу, - соглашается желчный Гоголь, - А тебе, брат Пушкин, не слабО ль настрочить роман в стихах о зряшном молодом человеке, эдакой столичной штучке? Да ещё бы туда про любовь подпустить, да чтоб со смертоубийством всенепременно!
Пушкин загорался. – А вот сей же час, как вернусь в кабинет, так и начну писать! Ставлю свою карету супротив твоей брички! А кто пообещал да не напишет – тот сам себе злобный буратино!
Классики ударяли по рукам и расходились писать. При этом ехидный Гоголь вставлял в своего «Ревизора» реплику: «- С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» - «Да так, брат, - отвечает, бывало, - так как-то всё - …!!!» Большой оригинал.»
Гоголь любил, как сейчас бы сказали, троллить.
Пушкин в своих стихах Гоголя не упоминал, но сохранились страницы черновиков, где на полях небрежным пушкинским пером намалёваны не только царевна-лебедь, но и носатая птица-гоголь…
Увы, маловато черновиков Гоголя и Пушкина дожило до нашей поры. Это уж потом следующее поколение классиков диктовало свои тексты прилежным жёнам. И то, жена Достоевского как профессиональная стенографистка, гордилось своей точностью текста, а вот графиня Толстая переписывала до четырнадцати раз, вставляя туда свои дополнительные морали, философствования и красивые образы вроде «дубина народной войны». Граф ей потакал, добродушно ухмылялся в усы и только дивился, что тексты, похожие на квесты, раскупаются куда как пуще. У жён черновики сохранились, даже ленточками были перевязаны. А вот Пушкин и Гоголь свои черновики рвали или жгли, потому что их раздражали пробные неудачные варианты. Даже с риском нечаянно чистовик сжечь.
Вот и осталось для литературоведов загадкой, откуда Вий взялся, что это за странный персонаж! Много гипотез было, ох, много. И сочиняли, что это древнеславянский мифологический персонаж вроде Велеса или Василиска. Почему так сочиняли – да потому что сам тролльщик Николай Васильевич написал в пояснении: «Вий — есть колоссальное создание простонародного воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание.» Ага, как же! На самом деле «Слово «вий» не фиксируется в украинских словарях до появления одноимённой повести Николая Гоголя … в славянском фольклоре вообще не встречается персонаж со всеми признаками присущими гоголевскому Вию (при наличии персонажей с отдельными аналогичными чертами), поэтому образ Вия можно считать созданным непосредственно Гоголем» (Википедия). Некоторые даже думали, что хулиганистый Гоголь – с его любовью троллить – какое-то неприличное слово зашифровал. А по сути, что мы знаем о Вие такого, что проходит через черновики Гоголя:
- Вий не относится к живым людям,
- Вий не относится к нечистой силе, его приводят,
- Вий способен проникать взглядом в скрытое,
- у Вия тяжёлые веки, которые он сам не поднимает.
Привычка Гоголя к ужастикам сделала Вия страшным. Но в предыдущем черновике он не настолько страшен и говорит: «Будьте добры, поднимите мне веки!» (удачно спародированное В.В. Маяковским как «Будьте добры, причешите мне уши!»). А в ещё более раннем черновике он и вовсе обращается к Панночке:
- Твоя ли это воля, что твой образ будет держать открытыми мои тяжёлые веки в изнуряющую ночь?
- Боже мой! – воскликнет внимательный читатель, уловив знакомый текст. – Да это же 61-й сонет Шекспира: «Is it thy will thy image should keep open My heavy eyelids to the weary night?»…
Остаётся только добавить, что имя Шекспира Will по-английски звучит как Вилл или Уилл, а вот при том же написании на испанском оно читается как Вий.
Феечка

Тридевятое царство

Приходят новый передел
И новый беспредел:
Здесь были трое поросят -
Никто не уцелел.

В палате счётной говорят,
Что много лет назад
Ещё здесь были Колобок
И семеро козлят.

Но мальчик-с-пальчик
Снова влез
На те же стремена -
Тут и бензин, и НДС,
И новая цена...
умолчание

Из ФБ

Алексей Александров
***
Дерево -
Это ветер с сурдопереводом.

А дом -
Это коробочка из-под людей,
Набитая барахлом.

Дерево возле дома -
Иероглиф дороги,

И тот, кто идет по ней, -
Это дождь.