February 6th, 2018

Феечка

(no subject)

Дошло до меня, рассказывала прекрасная Шахерезада, ну наконец-то, дошло до меня, о пресветлый государь, что со временем великому халифу Харуну ар-Рашиду наскучила однообразная сладкая дворцовая жизнь.
Уж он и так, и эдак пытался её разнообразить, даже в халифа-аиста превращался – всё равно скучно.
И вызвал он к себе великого визиря Джафара, и тот пал к подножию трона, и вник в заботы повелителя.
И предложил хитроумный Джафар, приложив тщету своих умственных стараний, не однообразие сладостных пений и танцеваний красавиц и даже не охоту на драконов или войну со всеми соседями, а загадочный квест-реалити-шоу, где халиф мог бы себя проявить в одиночку в самых непредсказуемых испытаниях.
Джафар предложил повелителю посмотреть, как живут его обыкновенные поданные.

В первый же вечер, как только на славный город Багдад пали вечерние тени, халиф переоделся в жалкие одежды отечественного производства, спрятал в сапог ножик, замотал в пояс кошелёк с мелкими серебряными монетами и в сопровождении Джафара вышел в город.
Его рассеянное внимание, привыкшее к дворцовой жизни, не привлекли такие мелочи, как бегущие впереди него на небольшом расстоянии два скорохода, и то, что вокруг повелителя – так, на всякий случай – шла переодетая в гражданские халаты дворцовая стража.
Горожанам под страхом смертной казни было запрещено узнавать повелителя, они должны были общаться с ним запросто. Одна мысль об этом была такой пугающей, что даже не самые мудрые быстренько уходили во дворы или закрывались в лавках. Из-за этого счастливых горожан приходилось изображать переодетым чиновникам Секретной службы.
Великому халифу нравились незатейливость и дружелюбность этих багдадцев, которые всё время толпились на его пути, куда бы он ни шёл, радостно улыбались и даже напевали свои простонародные песни:
У нас риса – до хрена,
У нас фиги – до фига,
Нам династия халифа
Беззаветно дорога!..

В сумерках с переодетым халифом постоянно происходили невероятные приключения, которые всегда заканчивались для него наисчастливейшим и наиприятнейшим образом!
И всё чаще он проводил время в переулках Багдада, оставляя скучные дела правления на Джафара – и на своего двойника, который умел благосклонно кивать с балкона и даже в нужные моменты скатить по щеке скупую мужскую слезу.
И дошло до меня, рассказывала прекрасная Шахерезада, что когда и двойнику наскучили сласти и сладости, то он вызвал к себе великого визиря Джафара, и тот пал к подножию трона, и вник в заботы своего нового повелителя.
Не прошло и пяти лет, как в сумерках по Багдаду уже бродили три счастливых халифа. Единственное, что заботило Джафара – чтобы они не кивали с разных балконов одновременно.