January 17th, 2015

Гармония

(no subject)

БОРЬБА СТИХИЙ
Маг стихии воды полон сил,
Сходу мага огня замочил.
Извинялся три дня
Перед магом огня,
Пока мокрое место сушил.

СОЛНЕЧНЫЙ УДАР
Антиквару из Мадагаскара
Было просто прожить без загара.
На загар ему тьфу,
Укрывался в шкафу,
Ожидая от солнца удара.
Взгляд на мир № 9

Трансмутация общечеловеческих ценностей

Общечеловеческие ценности – это такие моральные и идеологические принципы, которые совпадают с моими.
Например, до моего рождения было много всяких неправильных общечеловеческих ценностей. Что ради блага всего человечества можно богам человеческие жертвы приносить. Или что съесть печень или сердце доблестного врага – правильно. Или ведьм сжигать, потому как от них один вред и катастрофы. Католики – протестантов, никонианцы – староверов, сунниты – шиитов, шииты – суннитов...
К тому времени, как я в школу пошёл, многие общечеловеческие ценности устаканились. По крайней мере – основная шкала наметилась.
Например: человеческая жизнь – наибольшая ценность, поэтому убийство – худшее преступление.
Насилие, похищение, растление – это дальше по шкале.
Воровство – лучше разбоя.
Пописать в подъезде – хуже, чем покакать на газоне.
Ну, в целом нормальная такая система общечеловеческих ценностей, хотя не всегда эквиваленты ясны. Зуб за зуб – понятно, а вот скольким зубам соответствует сломанная нога, а скольким сожжённый автомобиль – это спорно.

Я о другом. Я – человек древний, долго поживший, поэтому вижу, что общечеловеческие ценности со временем трансмутируют.
Вот, например, я знаю анекдот конца 60-х, в котором базовые положения необратимо устарели. Раньше это был такой нормальный забавный анекдот, а сейчас – и рассказывать нечего.

Жил-был Рабинович, а потом – рраз! – и умер. Но удачно умер:Collapse )
Феечка

Продолжаю перепосты своих старых рождественско-крещенских историй

Только поправил свою последнюю строчку в: http://fryusha.livejournal.com/260595.html
она и тогда не всем была понятна. А в 2010-м всё время летали что-нибудь гасить.

ДЕВОЧКА СО СПИЧКАМИ
Вечер ещё по-настоящему и не наступил, но зимой темнеет рано. Циклоны и антициклоны ушли куда-то отмечать конец недели, и в ледяном чёрном небе проступили потрескивающие от мороза звёзды. В эту холодную и тёмную пору на улице практически не было людей, только вжик! вжик! – проскакивали мимо автомобили, оставляя после себя сизый сернистый дымок. Наверное, именно так исчезает Мефистофель.

Девочка стояла на углу и тряслась от холода в своей синтепоновой одёжке. Она была ещё слишком маленькой, чтобы возле неё притормозил пышущий теплом автомобилист, принявший за ночную искательницу клиентов. И слишком большой, чтобы заинтересовать проехавшую мимо весело мигающую разноцветными огнями патрульную машину.

За весь вечер бедная девочка не продала ни одной коробки спичек. Несколько упаковок спичек лежало в её стареньком драном ранце, и одну пачку она держала в руке. У неё в жизни не было уроков по маркетингу, и она не знала, что сейчас и в автомобилях, и на кухнях есть электрозажигалки. А достопочтенные джентльмены, курящие трубки, имеют обыкновение носить в кармане твидового пиджака золотую зажигалку.

Как холодно было в этот вечер! Девочка не догадалась пойти греться на станцию или хотя бы в какой-нибудь подъезд без домофона. Она нашла уголок за выступом какого-то дома, тут она села и съежилась, поджав под себя ножки. Но ей только стало ещё холоднее. Так бы она, возможно, и замёрзла насмерть или застудила бы себе что-нибудь важное в организме, когда вдруг!..

Когда вдруг – БА-БАМ! – из-за угла выскочил незнакомец. Молодой симпатичный загорелый крепкий парень с волосами цвета ржи. С крепкими белыми зубами – это было видно и слышно по тому, как он стучал ими от холода. Одет он был ещё более по-летнему, чем девочка: сандалеты, шорты, футболка, бейсболка... – Ну, наконец-то, - сказал он. – Еле тебя нашёл! Спички ещё не все спалила? – И, не дожидаясь ответа, схватил девочку за руку. – Пойдём! Летим со мною!

Девочка была ещё совсем-совсем малолетка, но успела получить правильные уроки воспитания от своей покойной матушки. – Простите, - сказала она, - но вы сперва пообещайте мне, что не надругаетесь над моими невинными чувствами, не изнасилуете и не продадите на органы. - Она высмотрела на футболке бейджик и закончила обращением: - Мистер Жюль. То есть, наверное, Юлий.

- Глупости какие, - ответил симпатичный молодой мужчина. – И не Жюль какой-то, а Июль. Летим скорее, а то костёр не зажигается, братаны задубели уже совсем!..

Ах, как они летели в чёрном небе, так быстро, что звёзды мелькали чёрно-белым калейдоскопом, а девочке, обнимавшей в полёте Июля, даже стало жарко. Но всё это было ничто по сравнению с той радостью и весельем, которые наступили по прилёте. Жарко и ярко, горячо и ясно заполыхал костёр посреди поляны, потянуло весёлыми запахами от мангалов с шашлыками, захлопали пробки шампанского, охлаждавшегося в сугробе под ёлочкой, а из кустов стали выбредать симпатичные девчонки с корзинами для подснежников. Ох, какое тут пошло веселье – ни в сказке сказать, ни по телевизору показать!
И где-то высоко в небе послышался ровный рокот самолёта – это сказочное МЧС летело зачем-то на огонёк в лесу...