January 21st, 2011

умолчание

Классики (В.М.+В.Х.)

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
И черный рак на белом блюде
поймал колосья синей ржи.
И разговоры о простуде,
о море праздности и лжи.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы ноктюрн сыграть могли бы
на флейте водосточных труб?
Но вот нечаянный звонок:
мы погибоша, аки обре!
Как Цезарь некогда, до ног
закройся занавесью. Добре!
Умри, родной мой. Взоры если
тебя внимательно откроют,
ты скажешь, развалясь на кресле:
я тот, кого не беспокоят.