January 17th, 2011

Бомж

Собачьи истории. 3.

В посёлке обитали кошки и собаки, а сельскохозяйственную живность держать было нельзя. Хотя оказалось исключение. На территории Борка есть музей-усадьба народовольца и академика Морозова. В музее жила древняя Лиза-финнка, которая была ещё у самого Морозова в прислуге, успела забыть финский язык и слегка выучила русский. Вот мои родители с Марсиком прогуливались по посёлку и проходили мимо музея. Вдруг Марсик устремляется за заборчик, доносится испуганное истошное кудахтанье – и над забором словно белые голуби начинают взлетать перелётные куры. Отец закричал: - Марсик! Фу!!!

- Каккой умный собакк, - рассказывала Лиза, - он как услыхал «Фу!», сразу мой курица выплюунулл, а вместо неё хваталл курица Нины Ивановны...

 

Нина Ивановна была соседкой из дома напротив нашего. Просто у себя она кур держать стеснялась да и не могла из-за собственной собаки во дворе. Она принесла курицу домой от Лизы и велела мужу прикончить. Муж был интеллигент и аристократ (между прочим – из рода Гончаровых), профессор и охотник. Не мог же он просто курице шею свернуть. Он привязал её к поленнице, сходил в дом за ружьём и залёг на расстоянии. После первого же – неудачного для охотника – выстрела курица поняла, что её ждёт, и вместо того, чтобы грудью встретить смерть, выкрикивая что-нибудь прощальное, она стала орать и летать гигантскими балетными па в пределах привязи.

Услышав пальбу напротив нашего дома, мы приникли к окнам, но выходить не рискнули, а только следили в бинокль. Потом нас даже приглашали на дробный обед, но родители нашли повод вежливо отказаться.

 

Охотничьи собаки в Борке были разные. Преобладали лайки, спаниэли и сеттеры. Сеттеры были разные: у соседа через дорогу до молодой догини была Зара – ирландская сеттерица апельсинового цвета.

А один знакомый завёл себе английского сеттера – светло-серого с чёрными пятнами, какого-то сильно породистого, а потому решил дать ему английское имя с буквой «Р» в середине. Сначала он хотел назвать его Бренди. Но потом сказал мне:
- Вот ты представь, я буду вечером выходить на улицу и призывно кричать «Брэээнди!.. Брр-рэ-энди-и!..». Это же народу сбежится – ужас! 
И назвал собаку Чарли – в честь Чарльза Дарвина (хозяин пса в ту пору был специалистом по физиологии рыб и водной токсикологии).

Сеттер, не будь дурак, сразу же понял, что в постели хозяина лучше, чем на коврике. Поэтому он на ночь стал лезть в постель и укладываться в ногах. Хозяин его оттуда выкидывал. Тогда Чарли стал выжидать, пока хозяин заснёт, а уж после этого лезть к нему в ноги под одеяло. Тогда хозяин стал притворяться, что заснул и выжидать.


В результате сеттер развил у своего хозяина условный рефлекс: тот не мог заснуть, пока щен не полезет в кровать.