July 20th, 2010

умолчание

Сказка-детектив "Плач сезона"

2.

– Входите! – крикнул я, поднимаясь со стула. И в комнату вошла тётенька далеко не первой молодости. Так, если прикидочно посчитать, что чему соответствует, – примерно четвёртой с половиной молодости. Обилие косметики и многослойные хламиды выдавали типичную одинокую городскую пенсионерку со странностями, их у нас на любой квартал всегда несколько штук. Как правило, они содержат толпы приблудных кошек и кормят на пенсию окрестных птичек – или, напротив, агрессивны и шугают мальчишек и подозреваемых в маньячестве. Эта тётка кошками не пахла, а если даже и пахла, то всё мощно заглушало парфюмерное облако цветочных запахов. Клюнув на обманку, в окно залетела пчела, исполнила ритуальный танец облёта объекта и явно разочаровалась. Я остался молча стоять и не пригласил тётеньку присесть, надеясь, что она – что бы там она ни предлагали или распространяла по квартирам – быстро свалит. Она это усекла, но только зыркнула на стул, выпрямилась ещё больше, задрала подбородок и торжественно произнесла:

- Приветствую тебя, смертный человек, и желаю тебе доброго дня!

Я уверился в диагнозе. Сесть всё равно не пригласил, но театрально повёл ручкой, дрыгнул ногой, как делали мушкетёры в кино, - шляпы у меня всё равно не было – и провозгласил с её же торжественными интонациями:

- Приветствую вас, сударыня. Чему обязан честью?..

- Ведомо мне стало, что ты изрядно ищешь пропажи, человек. - Ага, смекнул я, реклама от ночного сторожа, велосипед которого я отыскал. – Знай же, смертный, что я – фея из-за холма, известная в вашем мире как Андрэйст. Я покровительствую славному роду Пуйла. Рок присудил, что настала пора умирать последнему наследнику рода – Муйредаху, сыну Бендигейдврана. Но, изменив традициям и чести рода, он не стал ожидать моего плача как презнаменования скорой приближающейся кончины, а трусливо сбежал и затерялся в вашем городе. Сыщи мне его – и я тебя награжу по-королевски. Назови мне любой задаток – и я тебе его дам!

О-о, подумал я, дело-то далеко зашло. Но по нынешним правилам, пока человек социально не опасен, насильно забирать и лечить его нельзя. Настала пора кончины – это уже угроза и социальная опасность или ещё просто вроде пугания? Главное – не раздражать. Я слегка поклонился.

- Спасибо за доверие. Я постараюсь отыскать этого... Бендигейдврановича. Но в качестве задатка мне достаточно вашего слова. Лучше скажите, где я смогу вас потом найти, чтобы рассказать о выполнении поручения.

Тётка впервые растерялась.

- Мего слова? Да, я обещала любой задаток. Ты вправе требовать моё слово. Ты его получил. – Она слегка сникла. – Ты сможешь найти меня к северу от солнца, к югу от луны – в полночь у вашего городского фонтана.

Она повернулась и выбрела из моей квартиры – вместе с цветочными амбре и случайной пчелой. Я высунулся в окошко и стал ждать. Ждал долго. Даже если учесть её возраст и отсутствие лифта, она должна была уже показаться. Может, она живёт в этом подъезде, где у меня офис? Это бы многое объяснило – и знакомство с местным ночным сторожем, который ей меня подсунул, и её визит по-соседски. Мне стало жаль сумасшедшую. Пять этажей по четыре квартиры – не так уж и много. Надо будет поточнее списать с диктофона её имя, - может как-нибудь созвучно с фамилией. Андреева? А там, дальше – есть у меня бывший одноклассник, ныне фельдшер в психушке, порекомендует что-нибудь. Для верности я сбежал вниз по подъезду: вдруг она сидит, кукует где-нибудь на площадке между этажами. Как я и думал – никого. Пустой тихий подъезд.

Вернувшись и уже взявшись за ручку двери, которую я оставил незапертой, я замер. Изнутри моего офиса были слышны голоса.

- ...Слово – оно не воробей, - увесисто произнёс кто-то.

- Взял слово – держи! – подхватил второй.

Чёртов Конфуций, подумал я.  


умолчание

Сказка-детектив "Плач сезона"

3.

Я ещё стоял у двери и пытался понять, что происходит (варианты включали версию, что сумасшествие бывает заразным), когда услышал, что кто-то быстро ковыляет вверх по лестнице. Я отпрянул от двери: есть что-то стыдное в том, чтобы подслушивать, даже если это твой собственный офис.

Появившийся кадр был кем угодно, только не феей. Тельняшка-безрукавка открывала мощные бицепсы в невнятных линялых наколках, широкие и грязные штанины практически накрывали ступню (знаменитый клёш моряков так и был задуман, чтобы в воде скинуть штаны, не разуваясь), стальные коронки во всю приоткрытую пасть и мощный дух перегара. Ковылял он быстро, но валко – то ли это была такая морская походка вразвалочку, то ли по пьяни шатало, а, может, он просто хромал. Как детектив-аналитик, я предположил, что имеет место всё сразу.

У меня ещё была тихая надежда, что он торопится в какую-либо из других квартир на площадке. Но сегодня день открытых дверей выпадал мне. Мужик подвалил с наветренной стороны и накрыл залпом перегара:

- Привет, браток! Туда? – он мотнул головой в сторону моего офиса.

- Ну, - ответил я, стараясь ему соответствовать. Мы, частные детективы, становимся большими психологами и стараемся разговаривать с каждым на его языке.

Он ткнул корявым пальцем в табличку «Частный детектив» и соболезнующе сказал:

- Извиняй, браток, но ищи себе другого сыскаря. – И, не ожидая моей реакции, прислушиваясь к голосам за дверью, спросил: - Он там один?

- Не знаю, - сказал я, обходя тот факт, что «он» - это я. - Голосов точно двое.  

- Молодец, браток, - обрадовался стальнозубый, - аналитически мыслишь, прямо как чернокнижник какой. Я тебе анекдот про двухголового попугая не рассказывал?

- Не, - сказал я, косясь на его переступания-пританцовывания.

Он перехватил мой взгля и осклабился. – Не все фоморы одинаково одноноги, - сообщил он мне непонятное. - Тсс! Затухни и вали отседова. Слышишь: разговаривают.

Из приоткрытой им двери доносился продолжающийся диалог:

- ...Потому сперва было слово, а уж потом словесники...

- А древляне подревнее, они с дословесного времени...

Моряк оттёр меня плечом и проскользнул вовнутрь. Подмигнул и доброжелательно прошептал: - Вали отседа, здесь щас такое будет!.. – И захлопнул за собой дверь.

Я остался стоять, прилепившись ухом к филёнке.