April 21st, 2010

умолчание

Перепост (И мой Сурков со мною)

Несколько удивляло, чего это зам. президента Сурков так заволновался по поводу Киргизии и стал доказывать, что нужна крепкая авторитарная власть. На какую бы не покушались массы. Что скромному, пусть и высокопоставленному, чиновнику до возмущения киргизских масс?

Перепост:
http://commentator40.livejournal.com/187542.html
"На одном из сайтов смешно рассказано, как некий журналист пытался расследовать источники и размеры доходов жены заместителя главы президентской администрации, главного кремлёвского идеолога Владислава Суркова.
Основным занятием этой жены, Юлии Вишневской, было коллекционирование кукол. Представьте, одно из акционерных обществ ни с того ни с сего выстроило даме в престижном месте Москвы особняк стоимостью 1 млн долларов под её музей кукол. За просто так. А Московский Дворец Молодёжи однажды выплатил ей за неполный год работы 170 тыс. долларов. Причём, журналистам так и не удалось дознаться, чем же именно она там, во дворце, занималась, какую именно работу выполняла, за что получала такую зарплату. Хотя её доход оказался вторым по величине после дохода директора дворца.
Насчёт Юлии так и не сумели толком ничего прояснить, а тут неожиданность. В декларации о доходах Владислава Суркова вдруг возникла совсем другая жена, некая Наталья Дубовицкая. У этой всё куда круче, чем у прежней Юлии. Её задекларированный годовой доход составил 54 млн рублей. Дама, которая до 2006 года скромненько занималась дизайном интерьеров, вдруг разом оказалась учредителем и собственником целой кучи крахмально-паточных заводов. В крахмальном холдинге она теперь занимает пост заместителя генерального директора по связям с общественностью. Но, несмотря на свою должность, категорически отказывается что-либо рассказывать про крахмал или зарплату, попросту избегает общения с прессой и всякой другой общественностью…"
Бомж

Склерозное (карта памяти)

Эх, боливару мемуара,
Угара пролетевших дней,
Никак не вынести кошмара
Склерозной памяти моей.

Межою шахматных полей
Бреду в тот мир невероятен,
Где всё чуднее белых пятен
На карте памяти моей.

Из серых дён – в края чудовищ
И непонятных одиссей,
Где тают острова сокровищ
На карте памяти моей.

У ойкуменовых морей.
Бореи паруса полощут.
Земля становится всё площе
На карте памяти моей.