January 14th, 2010

умолчание

Синяя Борода и Надежда. 6.

Правда – она всегда одна разъединственная. Только до того она пребольшая и круглая – пышнее каравая – что враз и не ухватишь. Вот народ и перебивается: у кого одна горбушка правды, а у кого другая горбушка, супротивная, у кого осьмушка, а кто и вовсе полуправду осилил.

Вот возьми барона де Рэ. Красив? Красив. Хорош? Хорош. Вот тебе и Надеждина правда.

А что он у Интерпола в подозрении по поводу шести без вести пропавших жён – так это вовсе совсем другая правда.

И что характерно – две параллельные правды – как рельсы: пересекаются только неведомо где за горизонтом.

А с жёнами бывшими де Рэ-шницами – сплошные непонятки.

Вот женился барон по первому разу. Он – красавец, она – бизнес-вумен и всё при своих местах, ну, пускай она не мисс Чего-то-там, но ведь и не натурщица Пикассо абстракционистского периода. Живут – душа в душу. А потом – рраз! и нет её. А главное – для него-то никакой корысти, наследник вовсе не он, а племянник льновод из Некоузского района. Далее всё по закону: через полгода барону признают развод, через три года после исчезновения исчезнувшая признаётся покойницей, а ещё через полгода её ближайший кровный льноводческий родственник вступает в права наследования, - хотя, чего там, за эти три с половиной года как-то так получилось, что бизнес обнулился, и стоит её контрольный пакет фигу с маслом да и то с растительным, льняным да конопляным. А вот у компаньонов её бывших на этом месте аналогичный бизнес вскочил и расцвёл, но это уж, извини, дело житейское, неподсудное.

Сердцу не закажешь: прошёл месяц у барона после первого исчезновения-развода – вторая красавица появилась. Очи яхонтовы, ноги лавандовые, капиталы сандаловые – если первая была по автомаслам, то уж вторая того пуще – по косметике. Живут – душа в душу, тело в тело. А потом – рраз! И опять всё по тому же сценарию. И опять в соответствии с брачным контрактом никакого у барона обогащения. Ну, может, серьгу жена подарила или дорогое колечко куда для пирсингу вставила. Мелочёвка, если в сравнении.

А вот следующие жёны все пошли из фармацевтики да по возрастающей, да с международным рынком – вот тут Интерпол и забеспокоился. Уж всё вокруг него наблюдательной аппаратурой поувешивали, поверишь-нет – мух с жучками к нему в квартиру через щёлочки запускали. А всего-то и записали, как в полном одиночестве оставшись, непотребству предаётся: пальцем в носу ковыряет. Да и та запись на суде юридической силы иметь неправомочна.

И главное – доказательств против него никаких. А ведь в кино на чём всё в детективах зиждется: расколют Джессика Флетчер с капитаном Гастингсом какого злодея – он и признаётся сразу: и мотивы, и как это было, и подробности… А ведь что толку? Ведь встанет потом на суде, отречётся от всего и скажет, что оговорил себя по пьяни, а потом в ментуре моральным пыткам подвергался. И всё – оближись, улик-то реальных нету!

Вот нам бы, Интерпол думает, трупы их найти – и чтобы с баронскими отпечатками пальцев!

Да плевать, Наденька думает, что он уже женатый был и разведённый! Просто – единственную свою не нашёл. А как же он мог найти, если я тогда ещё маленькая была?!