December 5th, 2009

умолчание

Синяя Борода и Надежда. 2.

http://fryusha.livejournal.com/183204.html ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Настоящий мужчина – это понимать надо.

Это не тот, кто в дверь хореем постучит, и не тот, у кого денег много. Нстоящий мужчина – кто на спор бутылку пива глазом открывает. И ключевое в этом определении вовсе не пиво, а – на спор. Азарт должен быть у настоящего мужчины – остальное нарастёт.

Сейчас, конечно, не средневековье какое: учёные всё в мужиках по косточкам разобрали и иностранными буквами пообзывали. Вот это, говорят, самцы группы альфа, а вот это – и так далее, до самцов с часами омега. И ещё, говорят, всё определяется хромосомами икс да игрек. Всё вроде и верно, а только кроме икса да игрека ген такой есть, и обозначается он вовсе нашей отечественной буквой «Й».

Вот скажи баба мужику: приходи ко мне в гости на голубцы, я уже и бутылку купила – так ещё и весь вечер со своей же бутылкой как дура одна насидишься, к шорохам прислушиваясь и от звонков внутри телесериала вскакивая. А вот возьми да и скажи: слабО тебе ко мне на второй этаж влезть – и вот он тебе, нате, пожалуйста, как чёртик из коробочки. Нос в стекло плющит и лыбится. Сам не смог, – значит, крановщика знакомого попросил. Если, конечно, настоящий мужчина. С Йём. С азартом.
Барон де Рэ с сожалением проводил взглядом пышную юбку на круглостях соседки – многослойный шифон, – с шорохом заскользившую вниз по монорельсу перил. Далеко не уедет – материал непрочный, подумал он и хотел уже ринуться вниз на лифте, чтобы обогнав, поймать на руки на следующих пролётах, – когда обнаружил, что оставил за спиной распахнутую дверь квартиры.

- Идиот-ахренот! – разозлился барон сам на себя. – Стоило столько лет промучаться в,.. – он огдяделся вокруг: никого не было кроме кота-баюна на батарее, - чтобы из-за первой же юбки!..

- Ну, не первой, - мурлыкнул кот, практически не размыкая век, но глядя сквозь ресницы с томным прищуром. Он даровито потратил уже шесть жизней, охотился на мышей и даже крыс, сражался на дуэлях, наплодил котят, а сейчас проживал седьмую совершенно бездарно – и получал от этого большое удовольствие.

Барон не услышал кота. Достав связку ключей в кожаном футлярчике с монограммой, он аккуратно замыкал все три дверные замка. Ключи и замки суть символы фрейдистские, именно о них спрашивают сексопатологи, погружая клиента в гипнотический сон. Ох, многое опустил в детской сказке писатель Толстой-младший, пересказывая мемуары Буратино. Исправила мудрая Тортилла ошибку папы Карло – да и откуда шарманщику знать премудрости анатомии и краснодеревщицкое ремесло – ну, и спасибо тебе, черепашка, за подарок и науку.

Барон запирал замки нежно и решительно. Если бы Кощей Бессмертный увидел сейчас, как де Рэ управляется с замками, он стал бы намно-о-ого меньше доверять своему сейфовому сундучку со смертью.

А он и увидел. Старческая дальнозоркость – она совсем не мешает наблюдать сквозь замочную скважину. У Кощея и скамеечка такая была низенькая, плюшем обитая, рядом с дверью – специально для комфортности наблюдений. С подкладным надувным резиновым кругом – чтоб просидней не было.

А из другой замочной скважины за бароном наблюдал Мальчик-с-пальчик Петенька.

Так что расслабился барон в своих нетутях, бдительность-осторожность позабыл. Три пары глаз да ещё кот одним глазом за бароном наблюдали.

- Нет, - вздохнул Надеждин папаша Димка-Невидимка, - не жених он нашей Наденьке. Нет, чтоб на один только замкнуть да и за ней бегмя бежать. Нету в нём Йа настоящего.

- А замочки-то сувальдные, французские, прямо как у меня, - радовался Кощей. – Модель та же, квадрат высверлить – и открыть смогу.

- Мне бы такие же штаны чёрные кожаные, - думал Петя, - ух я бы им всем показал! Особенно Наденьке.

А о чём кот-баюн думал, то и понять невозможно, хотя и подписок о нераглашении никто не давал.

Кончил де Рэ замочки запирать, ключики убрал, вскочил в лифт как на горячего скакуна и помчался Надежду на перилах обгонять. Может, успеет ещё, может, она где на повороте застряла или обзанозилась.

Тихо-тихо на площадке стало, аж слышно, как блохи по коту перескакивают, нано-подковами топочат-перестукивают.

Кот-баюн спал-спал, во сне потянулся, перевернулся – да ка-а-ак грянет с батареи на пол. Открыл враз оба глаза янтарные, озирнулся, крикнул «Оборотундра!» - да и превратился в страшного пирата-живоглота Сысоя Однокафтанного! Сам маленький, клыки жёлтые, глазки портативные, борода веником, а лысина ровно поляроид. Отряхнулся Сысой, аж полоски на тельняшке задребезжали, сабельку поправил – и вдогон за бароном по лестнице побёг.