July 29th, 2009

умолчание

Начало сказки

Начало сказки. Осторожно: под катом ещё 7 страниц!

Тайна старой записки

«...Особенно развита иерархия у гномов: глянешь вверх – дух захватывает, глянешь вниз – и смотреть неинтересно. Неукоснительность в соблюдении регламентов и этикета настолько не знают границ, что если какой-нибудь болтун скажет, что король гномов сам берёт кайло и спускается в копи виннокаменной соли, – плюньте лжецу прямо в наглую языкастую физиономию за оскорбление Его Трёхгорного Величества!»

Хроники Зоорига

 

          Итак – всё началось в одно злопамятное утро.

 

Если говорить по-честному, положа руку на правую печень, этот день не заладился с самого начала. Сперва чуть не разбилась любимая чашка с горячим шоколадом. А потом, когда Фря Арчибальдус привычно сел за рабочее зеркало, сложил пальцы джигатуррой и пробормотал стандартную формулировку «Свет мой, зеркальце, скажи...», – по амальгаме побежали светлые блики и на экране высветилась надпись «Блокировка». Обычно очень сдержанный Арчи чуть не выругался. Вот так и полагайся на всю эту техногенную магию заводской сборки! Гарантия ещё не кончилась, но шла осенняя пора магических вихрей, а за такие временные сбои в работе завод не отвечает. Оставалось только ждать, когда полоса вихря переместится в долину.

Арчи вздохнул и устроился в глубоком кресле поудобнее – весь целиком, с ногами. Но только он отыскал нужную страницу в любимом томике Вивеканди, как зеркало само ожило и произнесло стеклянным голосом секретарши Фру Мирабеллы:

- Арчи, вас срочно просит шеф!

И тут же, даже прежде, чем Арчи успел что-нибудь произнести, в комнату ворвался сердитый вопль начальника:

- Фру Мирабелла! Сколько раз я уже просил вас не называть меня шефом! Это вульгарно! Фря Арчибальдус! Да включите же вы, наконец, это чёртово зеркало со своей стороны!

Магический вихрь прошел, но на его место пришел раздражённый шеф. Арчи вздохнул: прагма не лучше пригмы. Он щелкнул пальцами, произнёс «Чуфарики! Чуфарики!» – и в рамке зеркала появилось лицо шефа: красное, надутое, седые бакенбарды торчком. Шеф пыхтел так, словно только что въезжал вверх по перилам без помощи магии.

- Фря Арчибальдус! Куда вы запропастились? Я ищу вас уже четыре минуты! - Тут шеф глянул на хронометр и поправился: - Нет, извините, три минуты двадцать секунд. - В этом был весь шеф Магнус Айдар: уж если он бывал неправ, то никогда не стыдился признавать свои ошибки. - Фря Арчибальдус, немедленно приезжайте ко мне в управление! Дело неслыханной важности! - Он понизил голос. - У меня здесь сидит в ожидании вас собственной персоной лорд Печатный канцлер Магнус Конвалерий!
 

Collapse )
умолчание

Цитата

М. Левидов "Стейниц. Ласкер". Серия ЖЗЛ, Москва, 1936.

"..."талмудический" ход - сам по себе объективно слабый, но сила которого состояла в том, что он казался еще слабее, гораздо слабее, чем он был в действительности. Жертвой этой иллюзии и пал Андерсен, сделавший ответный ход, отвечавший не на действительную, а на кажущуюся слабость хода Стейница."
умолчание

Продолжение сказки. Тайна старой записки. 2.

И вот тут мы подходим не то, чтобы к тайне гнома Фря Арчибальдуса, а к такому факту его биографии, который он не любил упоминать. Дело в том, что, будучи прекрасным специалистом по многим измерениям и зная досконально самые детальные факты из их традиций, обрядов и правил поведения, сам он ни разу не посещал другие миры. Ему нравился сам процесс познания, но зачем же, например, лезть самому в гнездо рыбохвостых драконов, чтобы убедиться, что у них действительно яйца в крапинку?

Диплом по вождению интерлётов у него был, положенное количество лётных часов он налетал, но сейчас, садясь за пульт управления, нервничал. Хорошо еще, что шеф Магнус Айдар не присутствовал при отлете Арчибальда с Тобиком. Собственно – вообще никто не присутствовал: лорд канцлер настоял, чтобы отлёт происходил в обстановке максимальной секретности. Всё необходимое было размещено на корабле заранее. Об этом позаботился шеф. Арчи принес только личные вещи – свои и Тобика.

Диспетчер формально осмотрел кабину, проверив, на месте ли аварийные пломбы, и забрал в свою папку заполненный лист отправления, небрежно прихлопнув его магической печатью. Охранники и вовсе поленились подходить без вызова диспетчера: вдалеке на площадке прогуливалась группа гномов в серой униформе с красными поясами, возглавляемая офицером в зелёном атласном плаще. Диспетчер произнёс принятую формулу пожелания удачи и ушёл обратно в свою будку.

Тобик быстренько обнюхал всю кабину интерлёта, пошевелил лохматыми бровями и ткнулся влажным носом в ладонь хозяина. Похоже, что он почувствовал настроение Арчи и успокаивал его. А может быть – торопил, потому что захотел сам изведать новые приключения в местах, где до него не побывала ни одна собака из Зоорига.

Арчи вздохнул, набрал на пульте символы измерения Мельзи и нажал красную кнопку. За иллюминаторами неподвижной кабины, вокруг неё, начал стремительно вращаться тороидальный диск корабля, создавая собственное ультрагравитационное поле. Дневной свет Зоорига померк и превратился в серебристое сияние. Корабль исчез со своей стартовой площадки, чтобы возникнуть в новом месте.

Арчи надеялся, что всё будет хорошо, и мысленно перечислял пункты инструкции по безопасности первых нечаянных контактов. Тобик сидел рядом недвижно, но его коротенький виляющий хвост, казалось, жил своей независимой, активной и радостной жизнью.

...Дрынь! Дрынь! Дрынь! Чуфарики! Чуфарики!

Кабина задребезжала, дрогнула, подпрыгнула и замерла. Серебристый свет за окном превратился в приятный солнечно-золотой. Тобик прижался спиной к ногам хозяина и стал сопеть и принюхиваться. Арчи тоже принюхался, хотя всё равно дверь кабины была герметично закрыта, и посторонние запахи сюда просочиться не могли. Пахло оладьями с яблоками: видимо, когда кабина задребезжала, в сумке с личными вещами соскочила крышка с баночки.

Арчи приподнялся в кресле и осторожно выглянул в иллюминатор.

Всё было так, как описано в книжках: диск интерлёта реализовался в центре пустой площадки почти правильной круглой формы. По краям площадка была обставлена поставленными торчком каменными глыбами. Камни были очень давними, они замшели, а некоторые из них попадали и потрескались. Всё было тихо. Светили неяркие солнца, стрекотали своими жужжальцами прилежные насекомые, ветер на площадке, огороженной вертикальными каменными глыбами, лениво крутил горсточку межзвёздной пыли.

Арчи вздохнул и открыл дверцу кабины.

Тобик выскочил первым и замер, ошарашенный обилием новых и незнакомых запахов. Гном вышел следом – и тоже замер: на краю площадки прямо перед ним стоял абориген.

Абориген был почти в четыре раза выше гнома, сильно молод – даже по здешним мельзянским меркам, как лихорадочно прикидывал Арчи, – розов, упитан, круглолиц, с начинающим толстеть животиком. Одет он был в какой-то тёмный балахон, на носу кругляшки очков, на голове квадратная чёрная шапочка. Чуть оттопыренные, по-мельзянски лопуховатые уши надёжно помогали удерживаться очкам и шапочке. Арчи чуть расслабился: чёрная квадратная шапочка почти во всей универсальной вселенной означает, что её хозяин – учёный. Учёные тоже бывают ой какие разные, но все-таки для первого контакта это лучше, чем, например, таможенник или боевик налоговой полиции с лучевой палицей.

Арчи положил одну руку на голову Тобику, чтобы на всякий случай его придержать, второй сдёрнул со своей головы колпак и размашисто поклонился. Выпрямившись, он произнёс приветствие прибывающего на универсальном языке:

- Арриббаабахальбара!

Collapse )
умолчание

Продолжение сказки. Тайна старой записки. 3.

Визитёры имели не совсем светский вид. Или даже совсем не светский: два дылды-тролля в позолоченных доспехах, с лучевыми дубинками и световыми патронташами поперек животов и гном в пятнистом военном обмундировании, с кортиком и в офицерском зелёном атласном плаще. Физиономии троллей были закрыты серебряными масками со стилизованным изображением улыбающихся лиц – чтобы не пугать встречных непривычным видом собственных тролльских, – а  на лице гнома-офицера красовалась чёрная кружевная полумаска, что свидетельствовало о некоторой конфиденциальности его пребывания на Мельзе.

Опытные референтши-секретарши ректора встретили гостей Академии по полной официальной форме, потому что сразу стало понятно по нетерпению пришлецов, что просто так сидеть и томиться на стульях комнаты-ожидальни они не станут. Сначала дамы с поклонами и реверансами отвели гостей в малую ланчевальню, где предложили гостям выпить какой-нибудь напиток: воду, вино, плазму, чай, кофий или что иное по выбору. Тролли соблазнились сброженным медом, но заправлял всем мелкий коротышка в зёленом атласном плаще и чёрной полумаске. Он запретил троллям пить и потребовал, – да, да, именно потребовал! – чтобы их всех троих немедля, сей же миг, препроводили к ректору академии. С гостями тут же радостно согласились и немедленно перевели в малый конференц-зал, куда, как им объяснили, ректор сейчас подойдёт. А пока, в ожидании ректора, наряженная для такого случая в тёмно-фиолетовый балахон и остроконечный колпак с золотыми звёздами, Элеонория вручила им почётные дипломы особо важных посетителей Орхусской академии и попросила расписаться в книге для гостей. Гости сначала отказались расписываться: тролли, которых звали Рогвольд и Револьд, по неграмотности, а гном, чтобы не оставлять избыточных доказательств своего пребывания. Но тут Тиджа показала за распахнутым витражным окошком сотворённый ею раззолочённый троллимобиль и объяснила, что он достаётся каждому тысячному важному посетителю, то есть тому из троллей, кто отметится в книге гостей первым… Ох, что тут началось! Напрасно коротышка ругался, махал руками и бегал вокруг драчунов с риском быть подмятым одним из троллей. Элеонория причитала и взвизгивала от ужаса, а Тиджа радостно хохотала: всё равно эту старую мебель в конференц-зале давно следовало обновить. В конце концов гном в зелёном плаще и чёрной полумаске достал серебряную волшебную палочку и аннигилировал троллимобиль – причину и повод драки. Тролли немедленно прекратили схватку и уставились на коротышку злобными глазами, бормоча под распухшие и разбитые носы что-то вроде «Вот если бы не приказ короля троллей, мы бы тебя по стенке размазали…». Драться с ним, однако, вояки не посмели. Бросив им небрежное: «Вам таких потом каждому по парочке купят!», гном потребовал немедленной встречи с ректором и направил свой волшебный жезл на Элеонорию. Инструкции на сражение она не имела, а положенное время уже оттянула. Поэтому она спокойно повела гостей в приёмную. По дороге тролли пыхтели и исподтишка показывали друг другу кулаки.

В кабинете – без слов приветствия, сразу – гном в чёрной полумаске приступил к делу.

Collapse )