July 26th, 2009

умолчание

(no subject)

Бывало, что в стародавние времена брат шёл на брата. Когда это давно и овеяно легендами, то воспринимается легко: история – она и есть история.

Кто за Йорков, кто за Ланкастеров.

Кто за Шуйского, кто за Димитрия (Тушинского Вора).

Гораздо больнее, когда времена ближе и относятся к своим родным.

Вон, у Алексея Николеавича Толстого «Хождение по мукам» - гражданская война, одни герои оказываются с одной стороны, другие с другой, мотает их, бедняг.

В другом своём произведении А.Н. Толстой коснулся темы братьев совсем иначе: войны нет, но братья не общаются, они – враги по духу. Подумав, Алексей Николаевич убрал, погасил эту тему, но ниточки торчать остались.

Жил-был отец-вдовец. Было у него два сына с артистическими наклонностями, отца не слушавшие, между собой, как сказали бы сейчас, не контачившие.

Старший был разгульным музыкантом, шлялся и не слабо выпивал.

Младший мечтал о режиссёрской карьере и своей труппе.

Отец перед смертью вложил все деньги в зданьице со сценой, Возможность входа туда оставил младшему, а где же это здание – старшему. Надеялся, что младший побежит к старшему узнавать и мириться. Или старший, наконец, проспится или женится, разгребёт в доме бутылки, мусор и паутину и задумается: куда ведёт маршрут.

Эх, так и жили братья Карл и Карабас Барабасы, не желая общаться друг сдругом. И прекрасно зная друг о друге. 
«   --  Где  ты  видел очаг, и огонь, и котелок нарисованными на
куске холста?
   -- В каморке моего папы Карло.
   -- Твой отец -- Карло! -- Карабас Барабас вскочил со  стула, взмахнул  руками, борода его разлетелась. -- Так, значит, это в каморке старого Карло находится потайная...»
Вот оно! «Твой отец – Карло!» и «в каморке старого Карло»!
Ну, а дальше уже идёт классовый подход советского классика: капиталист и директор театра К.Барабас-младший остаётся в кризисное время без актёров, порвавших контракты, и садится в лужу. Его обходит конкурент: театр открытого акционерного общества актёров и К.Барабаса-старшего.