December 6th, 2008

Образование и наука

ЗНАНИЯ - СИЛА

Радуют ленточные друзья. Посты дают поводы для долгих философских раздумий.

1.
Давно бы уж пора подключить образованных ЖЖшников к составлению альтернативного ЕГЭ или дополнению существующего.
У Korob_kov'a (
http://korob-kov.livejournal.com/28762.html) есть прекрасный пример:
каркнул ворон: "Никогда!"
каркнул ворон: "Иногда!"
каркнул ворон: "Навсегда!"
каркнул ворон: "Не туда!"

2.
Я слыхивал о "сексуальной привлекательности мозгов". Некоторые интеллектуалы полагают, что это означает, что мозговитые люди могут вызывать у кого-либо сексуальный интерес.
Гипотеза любопытна, но замечательная Karlivanych,
у которой, кстати, как раз сегодня день рождения, рассмотрела этот вопрос гораздо точнее и прагматичнее:
сексуальная привлекательность мозгов заключается единственно и исключительно в желании их, извините за эвфемизм, сношать.
умолчание

Фантастический детектив. Первые полторы главы.

     БЕЗМЕН  ПРАВОСУДИЯ

1.

– …! – сказал я.

И даже:

– … … …! – хотя обычно совсем не ругаюсь.

Только увидев второй труп, я понял по-настоящему, в какую кошмарную историю влип. Это вовсе не означает, что я был невозмутим, когда наткнулся на первого мертвеца. Вовсе даже напротив. Только тогда мне просто стало нехорошо и жалко Николая, а осознание беды, в которую попал я сам, еще не достучалось до мозгов. Да и кто бы мог остаться хладнокровным, приехав на встречу с приятелем по его вызову и обнаружив, что в квартире дверь не заперта, никто не отвечает на отклики, а сам пригласивший висит в большой комнате на люстре. И выглядел первый покойник куда хуже второго. Трудно оставаться красивым в петле, когда лицо распухло, язык вывалился, а штаны – да простят меня многочисленные авторы всех читанных мною романтических детективов – мокрые.

Нет, второй труп точно не шел ни в какое сравнение с первым. Он просто сидел в комфортабельной позе в глубоком кожаном кресле – с черным пластиковым пакетом на голове. В отличие от повешения такое удушение не ломает шею и не портит костюм. Но только теперь я, наконец, понял («дошло до меня», как говаривала Шахерезада) – нет, не горе по поводу смерти двух людей, – в какое положение попал сам.

Слова, которые вначале пришли на ум при виде висящего в петле Коли Шехавцова (если выбросить из них некоторые непечатные), были: «нет, нет, только не это», «это нечестно» и «вечная моя невезучесть». А вот слово-крик «БЕДА-А-А!!!» среди них еще не всплывало.

Скверное предчувствие личной опасности появилось лишь теперь, при виде второго мертвеца. Я попытался унять холодную дрожь, пробежавшую по спине. – Прекрати это, – жестко приказал я сам себе, – я не какой-нибудь хлюпик. Вид двух мертвых тел не необычен. Если на то пошло, так я в своем родном подмосковном Серпухове с любимого дивана на всех каналах своего ящика каждый вечер их пачками видел: боевики, триллеры, криминальную хронику и просто новости, где мертвецов показывали – хоть завались: много, подробно, тщательно и с профессионализмом некрофила. Только ключом здесь было слово «видел». Одно дело – быть зрителем со стороны, пусть даже свидетелем, когда у нас в подъезде какой-то алкаш помер, а совсем другое – участником событий.

Я почувствовал, что у меня пересохло горло и перехватило дыхание. Но, по крайней мере, в отличие от бывшего одноклассника Коли Шехавцова, я еще мог дышать и глотать. Бедный Колян, подумал я, глядя на висящие прямо передо мной ноги бывшего товарища в дорогих шелковистых серых брюках и туфлях «саламандра». Затем, абсолютно против собственного желания, эти слова в моем мозгу преобразовались в «бедный Володя». Бедный Володя Самаркин. То есть я.

По крайней мере, Шехавцов теперь уже свободен от всех возможных бед, ему хорошо, он уже помер. Теперь только мне, бедному и несчастному, осталось стоять и ломать голову над тем, что здесь произошло и что ожидает меня самого, когда я вызову московскую городскую полицию. Правда, в кармане у меня лежал талон подмосковного жителя, который дает право пребывать в бывшей столице, а ныне, после переезда властей в Санкт-Петербург, в особой экономической зоне страны, целых двенадцать часов без дополнительной регистрации. И на талоне было пробито время моего официального прибытия на пропускной пункт Московской экономической зоны. Но уверенности в том, что это алиби меня выручит, не было. В квартире было слишком тепло для последнего дня апреля, батареи отопления шпарили вовсю, покойники явно были убиты совсем недавно – какие там эксперты будут возиться и высчитывать точные минуты убийства? Иностранцы всегда попрекают нас в неискренности, потому что все наши сограждане, соглашаются с тем, что закон должен торжествовать. Но когда их спрашивают вслед за этим: обратятся ли они при первой же возникшей проблеме в милицию, - нервно сглатывают слюну и отвечают «Упаси бог!». Уж ментальность ли наша тут виной или живем мы в такой геопатогенной зоне – не знаю, но милицию вызывать я не спешил.

Collapse )Collapse )