June 15th, 2008

умолчание

РОЛЬ МУЗЫ В ПОЭЗИИ

«…Россия начала его переводить. Переводили самозабвенно, переводили восторженно десятки самых различных людей. Переводили гимназисты и генералы от инфантерии, переводили землемеры и присяжные поверенные, служащие лесного и прочих департаментов, чиновники по делам инородцев, инспекторы сиротских домов и императорских училищ, учители, министры, философы, медики, литераторы. Это были даже не переводы в строгом смысле слова, а восторженные имитации, пересказы, подражания, где текст претерпевал порой самые фантастические изменения.» Н. Демурова

- Ч*** побери! – воскликнул я про себя. А вслух продолжил: - Помилуй Господи, сударыня! Но если он, она, они не стесняются этим заниматься, то почему бы и нам…

- Как! Вы хотите сказать – прямо здесь?

- Да, здесь, сейчас, прямо в этой комнате, вот на этом столе.

- Послушайте, сударь, - сказала мне Муза, оправив чепчик и уперев руки в бока, - не знаю, что Вы думаете, но даже господа Ж., П. и Л. не позволяли себе таких вольностей, - а уж они были не Вам чета! Что Вы мне хотите продемонстрировать?

- Вот это уже вопрос по существу, - ответствовал я. И, прошествовавши к столу, я расстегнул камзол и гордо достал и выложил на столешницу вот этот - -
Collapse )


- И это – всё? – вопросила она. – Тогда нечего было …

- Послушайте, - сказал я, испытывая стеснение в груди и смущение в иных местах, - но здесь же даже размер почти такой, как у классика.

Муза фыркнула и удалилась прочь, раскачивая окружающее эфирное пространство своими вдохновляющими образами.

А ведь говорил в реале мой знакомый iapossym о вдохновении: ёжик – птица гордая: без пинка не полетит.

И долго я размышлял, одиноко в печали очиняя свои перья, отчего бы это мне не случилось быть вдохновляемым Музой генералом от инфантерии.

Если верить Тарле, то в генералы от инфантерии происходят люди складу сангвинического, пьющие шампанское и равняющиеся на грудь четвертого. А вот Страбон утверждал, что генерала вдохновляет всякая грудь.