fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Categories:

Воспоминания 18. Отец Павел (Груздев).

Давным-давно, почти два года назад, рассказывая о своей антиобщественной в советское время бороде http://fryusha.livejournal.com/86542.html ,

я поминал отца Павла.

Мне везло по жизни на замечательных людей. Сейчас недавно натолкнулся в интернете: 13-го января отцу Павлу исполнилось бы 100 лет.

Человек он был очень необычный, его официальная биография довольно замечательна сама по себе. С 4 лет рос при одном монастыре, после его закрытия – при другом. С 41-го по 47-й – Вятлаг, где он кроме основной лагерной работы находил время на приготовление противоцынготных напитков из хвои и т.п. для других заключённых. С 49-го по 54-й снова под арестом, но уже на поселении в Казахстане. В 58-ом реабилитирован: аресты и сроки признаны ошибкой. Реабилитация позволила ему принять сан (люблю бюрократов, хоть атеистических, хоть церковных: пока власть не реабилитировала, РПЦ не даёт сан!).

Я его знаю со своего пацаньего возраста, с 60-го, когда он стал настоятелем церкви в селе Верхне-Никульском. Церковь – беднее не бывает. Штат – сам отец Павел и помогавшая ему бабка. По воду ходил босиком, часто и зимой. По переписи населения 1979 года в Ярославской области больше 500 населенных пунктов с населением до 5 человек. Естественно – без магазинов, лорог и электричества: кто будет за про ради пяти человек жилу драть? Вымирающие деревни. Верхне-Никульскому ещё повезло: оно близ дороги, там людей поболе, все жители ходили работать за 5 км к нам в Борок.

Не имея всяких там образований, отец Павел жил по правде и вере – и это так поражало всех, особенно церковную братию, что на моей памяти он уже получил сан игумена, а позже стал и архимандритом. Это ничего для него не меняло: он так и жил при бедной церкви и ходил по воду босиком.

   - Пригласили меня службу служить в Загорск. Прихожу – а там молодые священники, в шёлковых рясах. А на меня они с небрежением глядят: потому что пришёл сельский попик, в обычной рясе, в сапогах да с заплетённой коицей. А узнали, что мне доверено службу служить – так и вьются, так и вьются...

   Когда в Ярославль приехал новый митрополит, получивший повышение (до этого он был митрополитом Северной Америки и жил в США), то отец Павел ездил к нему представляться. – Чаю попросил. Он: Чаю отцу Павлу! Приносят чай в стакане в серебрянном подстаканнике на блюдце. Я стал чай в блюдце наливать, стакан и поехал, чай-то разлился. Митрополит невозмутим: Чаю, грит, отцу Павлу. Приносят новый. Я опять наливаю – сызнова разлил. Митрополит: Чаю отцу Павлу! Приносят – и он сам, собственоручно, наливает чай мне в блюдечко.

   Стишок отца Павла (он и сказками баловался, и стишками):

http://www.krotov.info/history/20/1960/gruzdev.htm

Вот цветет картошка, зеленеет лук.

И ползет на грядку колорадский жук.

Он ползет, не зная ничего о том,

Что его поймает Володька-агроном.

Он его поймает, в сельсовет снесет.

В баночку посадит, спиртиком зальет.

Отцвела картошка, пожелтел уж лук.

В баночке балдеет колорадский жук.

   Но особо меня поразил отец Павел на похоронах Б.С. Кузина. По завещанию Кузина хоронили его с отпеванием в церкви. Институт дал машины, но внутрь церкви на отпевание администрация не пошла (партийцам нельзя), а из комсомольцев зашли двое: Лена Башкатова и я. Кстати, потом были разборки партийцев за то, что институт не только не ведёт атеистической работы, а даёт машины в церковь. Все члены партбюро получили по выговору, а секретаря партбюро сняли с секретарства. (Настучал и написал кляузу замдиректора по АХО – ответным ударом он был уволен по рекомендации партбюро.) Отец Павел сказал тогда в церкви замечательную речь, я помню её начало до сих пор:

- Когда умирает хороший человек, то верующие люди говорят: Царствие ему небесное. А неверующие говорят: Хороший был человек. А бывает и так: умрёт человек, а о нём говорят: Дурную траву и с поля вон! Так вот, Борис Сергеевич Кузин был очень хороший человек...

Во-первых, меня тогда поразило, что он сказал так, как по его определению говорят неверующие. Во-вторых, - затем он хорошим языком сказал о заслугах Кузина в воспитании научной смены и молодёжи – то, что следовало бы сказать хорошей администрации. И чего она не сказала.

   Отец Павел полагал, что при этой же церкви и помрёт. Поэтому выделил на кладбище среди других могилок участок под свою. На возражения, что он имеет право быть похороненным не здесь, а внутри ограды, говорил: - Эх, да туда и не придёт никто. А здесь – на людях, нет-нет, да и заглянет кто. И посыпал свой участок солью: чтоб трава не росла, а то неухоженная могилка – нехорошо, а траву полоть на моей могиле – это у кого же сил достанет-то?..

Впрочем умер он и похоронен в Тутаеве.

 



Tags: биография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments