fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Кррасота

divnaya_skazka: Вот весь день думала - это у меня какое понятие красоты - извращенное или изысканное?!

 

     70-е годы. Гагра. Вдоль пляжа, сплошь покрытого изнурёнными телами, по щиколотку в морской воде бредёт фотограф. На нём закатанные штаны, рубашка с короткими рукавами и  сомбреро. Через плечо висят пара фотоаппаратов-зеркалок, сумочка, надувной крокодил и стопка сомбреро для желающих сфотографироваться в южном виде и в морской волне – на зависть северянам домашним и коллегам. Время от времени фотограф лениво выкрикивает в сторону отдыхающих голосом пиратского попугая:

- Фиррма «Кррасота»! Па-адходи! Па-адходи!..

     «Фиррма «Кррасота»» - это такая шутка фотографа. Частных фирм в те времена ещё не было. А вот красота – была.

     - Красота – это страшная сила, - сказала Юдифь, собираясь на закрытую секс-пати. – Красота спасёт мир от Олоферна. – Позже эту фразу в искажённых видах приводили во многих художественных произведениях. Не уточняя: от кого спасёт и каким образом.

 

     Британские учёные обследовали 135 человек, рассматривавших картину «Девочка на шару» - оценивали движения взгляда по перемещениям зрачка, замеряли потенциалы на электродах в мозге и просто опрашивали. Выяснилось, что одни наблюдатели сочли наиболее красивым объектом в картине девочку, другие – циркача-силовика на первом плане, третьи – шар.

     Кто бы и сомневался! Известно – на вкус и цвет товарища нет. Тем более – по зрительному восприятию красоты.

     Здесь уместно процитировать русскоязычного поэта-классика:

«А если так, то что есть красота?

И есть её определенье, или

Одним – бутыль, в которой пустота,

Другим – дурман, что плещется в бутыли?..»

     Примем условно для себя, что красота есть мера удовольствия при восприятии зрительного образа. Цвет, вкус, слух и прочие осязания пока оставим в покое.

     Кто или что краше – Эйфелева башня, Дмитрий Певцов или София Лорен? Такой вопрос заведомо абсурден: очевидно, что каждый класс объектов должен оцениваться отдельно.

     Конрад Лоренц определял на птичках, что для них является определяющим в привлекающем окрасе. Он искусственно дорисовывал птичкам природное пятно на их груди (бюсте - ?) – до определённого размера окружающие птички прямо с ума сходили от радости или зависти, но с какой-то запредельной величины прекращали реагировать.

Логично думать, что красота восприятия в данном случае зиждется не только на абсолютных размерах, но и на соотношениях частей.

Люди давно пытались найти такие оптимальные соотношения: именно отсюда растут ноги и у «золотого сечения», и у размеров «90-60-90», и у высоких каблуков, и при формированиях причёсок от каре с чёлкой до высокой башни - чтобы зрительно округлять или удлинять лицо.

     Согласно И.Г. Гердеру («Идеи к философии истории человечества») разные расы и народы развивались и формировались в разных, как сейчас бы сказали – экологических, условиях. Отсюда и разные морфотипы – в соответствии с местной биологической целесообразностью красоты. В одних регионах красавица должна была быть луноликой, в других – коренастой (В. Липатов «Еще до войны»).

     Изменяющиеся жизненные условия, в том числе – диктат популяции, позволяют стандартным и личным предпочтениям изменяться. Как писал другой наш поэт:

«Такая мне и нравится,

Такая мне и любится:

Мой вкус переменяется

От Рафаэля к Рубенсу!».

     Логично, что даже воспитанное восприятие красоты должно зиждиться на биологически здоровом природном восприятии. То есть: красивые самец или самка должны обладать оптимальными для вида, популяции и экосистемы размерами, здоровьем и т. п. Поговорка «Любовь зла – полюбишь и козла» (если она была сочинена не козами) показывает как раз крайний случай, НЕ норму: столь высокий фон гормонов, что делает привлекательным даже представителя иного вида. С другой стороны – что есть норма? Так, просто статистика, мода и медиана в биномиальной кривой распределения группы. Красота – биологически целесообразна. Но природа, чтобы не закоснеть и не придти к вымиранию вида в меняющемся мире, допустила существование меньшего числа представителей, выпадающих в распределении за две сигмы от средней.

     Говоря нормальным, понятным языком: на каждую особь есть свой любитель. Но – чем вы оригинальнее, тем этих любителей меньше.

     Биологическая ценность для сохранения вида определяется не только размером и здоровьем, поэтому красивыми для самцов стали восприниматься шрамы, свидетельствующие о способности выживать и побеждать в схватках, ожерелья из медвежих зубов, головной убор из орлиных перьев по числу подвигов. Потихоньку этот же показатель красоты переместился в сторону более цивильных индикаторов: медали, погоны, особняк, мерседес. Как ни крути, а это тоже показатели храбрости и биологической приспособленности к окружающему миру.

     В этой связи могу логически понять, что наличие очков, шляпы и интеллигентного взгляда свидетельствует о том, что человек зарабатывает на жизнь не тяжким физическим трудом, а мозгами. Является ли это показателем большей приспособленности к окружающему миру или меньшей? Не знаю.

     Если вам кажется красивым мелкий дохлик в очках, то следует говорить о большом отклонении от нормы, то есть – об извращённом вкусе. Но если мы хотим называть это приятным словом, то – об изысканном.

 

Tags: недоуменные рассуждения
Subscribe

  • (no subject)

    Как установили учёные, коренным народом нашей планеты были древние обезьяны. Они вели здоровый образ жизни, питались свежими продуктами, не…

  • Как замечательно обогащается язык!

    * Пошла муха на базар Покупать себе куар. * ...Из кустов неожиданно выскочил таинственный незнакомец в чёрной маске. Он распахнул плащ и показал…

  • (no subject)

    Вот насколько раздражают канцелярским стилем и языком сыплющиеся директивы министерства, настолько же радуют губернские уведомления. Во-первых, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments