fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

16. Воспоминания. Третий шеф; о шефьях.

 Вывешивая воспоминания о своих шефьях, наполучал коменты, что, мол, какие люди! теперь уже таких не делают! – и задумался. Я рассказывал ведь в основном не о научных подвигах – а просто как о людях. Второй шеф был Учителем и моего первого, и моего третьего – это всё одна школа. Научная школа. Видимо – не только научная. Все мои первые шефья не считали нужным – хм, как бы сказали сейчас: топырить пальцы и гнуть понты.

Моей первый шеф – Юрий Иванович. Второй – Сергей Иванович. Любящие закономерности и статистику могли бы подумать, что и третий – Иванович. Ан нет – вовсе Михаил Владимирович. Но – Иванов.

            Мой третий шеф пошёл дальше первых по служебной лестнице: академик АН СССР, после распада СССР – академик РАН. Орденоносец, директор академического института, позже советник Президиума РАН. 

 Но при этом принадлежность к той же – не только научной – школе Сергея Ивановича Кузнецова сохранилась. Пара историй в качестве примеров. 

Первая – из времён, когда я у него ещё не работал. Начало 70-х, он в ту пору ещё даже не членкорр, но уже доктор наук (защитил докторскую в 34 года), завлаб и замдир. В экспедиции в Средней Азии он был вместе со своим молодым сотрудником Володей Самаркиным. А Володя – геолог-разведчик, экспедиции для него – дело родное, и экипирован он в добротные кирзовые сапоги. Шеф обут круче: он в китайских кедах (кроссовок в те времена ещё не было, китайские кеды были их лучшим аналогом). Местным начальникам по одёжке статуса не видно: ковбойки и штормовки у обоих, но вот кеды неизвестны, зато понятно, что хорошие кожаные сапоги – это вещь! Они отзывают Володю в сторону и говорят ему: - Скажи своему студенту: пусть не вмешивается в разговор, пока СТАРШИЕ обсуждают.

Вторая история уже относится к тому времени, когда шеф перешёл директорствовать в Москву. Его бывшая аспирантка решилась, наконец-то, защищать кандидатскую диссертацию на основе накопленных материалов. Но – уже в другом институте и по другой, технической, специальности. И – соответственно – с другим руководителем, технарём, академиком Академии коммунального хозяйства. Спросила разрешения у шефа: не возражает ли он и не согласится ли встретиться с её новым номинальным руководителем диссертации. Да бога ради – шеф едет через Москву, и она приводит его в кабинет к своему новому начальнику. Тот важно надувается и после представления веско бросает: - Я, между прочим, академик! – Да? – говорит шеф. – Я тоже. – Хм, - новый начальник слегка теряет апломб, - а какой академии? – Шеф удивлённо таращится сквозь очки и поднимает брови: - А разве у нас не одна Академия?

 

Неправильно, если сложится представление, что мои первые шефья были исключительно сладкими людьми. Все они могли быть резкими, доказывая свою правоту. Но – это важно! – доказывая, а не провозглашая по теперешнему «имхо» = имею мнение, хрен оспоришь. Когда-то у моего первого шефа при мне попросили ссылки на литературу по такой-то дискуссионной научной теме. – А тебе нужно «за» или «против»? – спросил тот. – Я всегда могу дать десяток одних, и десяток других. И вот это, что нет мнений правильных только потому, что их провозгласил кто-то почитаемый, запало в меня с младых ногтей. 
          Это я к чему – не думаю, что сейчас хороших людей и специалистов стало в процентном отношении меньше. Было бы обидно так думать. Просто, наверное, по мере наступления трудных времён и увеличения плотности населения укрепляется выполнение биологического правила конкурентного выживания: образование субпопуляционных групп особей, которые а-приори считают, что именно их группа (стая) должна иметь права или территорию (или зарплату
J ) больше и лучше, чем остальные.
         И вот в этом отношении мне действительно повезло с шефьями: они оказались настоящими учёными. Настоящий учёный сомневается не только в чужой правоте, но и в собственной. И своё мнение основывает не на том, что чужой вариант плох, а тем, что предложенный им работает.

Tags: биография, фото
Subscribe

  • (no subject)

    Суеверные пациенты боялись идти на операцию к хирургу с обычной в общем-то фамилией МОРГунов.

  • (no subject)

    Приходит пора заготовок, любил говорить Сизиф. Приходит пора заготовок - время закатывать камни.

  • (no subject)

    Что должно делать начальство, узнав, что есть полезный подход к проблемам, называемый "мозговой штурм"? Правильно, угадали! Готовить штурмовиков.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments