fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Начало сказки

Начало сказки. Осторожно: под катом ещё 7 страниц!

Тайна старой записки

«...Особенно развита иерархия у гномов: глянешь вверх – дух захватывает, глянешь вниз – и смотреть неинтересно. Неукоснительность в соблюдении регламентов и этикета настолько не знают границ, что если какой-нибудь болтун скажет, что король гномов сам берёт кайло и спускается в копи виннокаменной соли, – плюньте лжецу прямо в наглую языкастую физиономию за оскорбление Его Трёхгорного Величества!»

Хроники Зоорига

 

          Итак – всё началось в одно злопамятное утро.

 

Если говорить по-честному, положа руку на правую печень, этот день не заладился с самого начала. Сперва чуть не разбилась любимая чашка с горячим шоколадом. А потом, когда Фря Арчибальдус привычно сел за рабочее зеркало, сложил пальцы джигатуррой и пробормотал стандартную формулировку «Свет мой, зеркальце, скажи...», – по амальгаме побежали светлые блики и на экране высветилась надпись «Блокировка». Обычно очень сдержанный Арчи чуть не выругался. Вот так и полагайся на всю эту техногенную магию заводской сборки! Гарантия ещё не кончилась, но шла осенняя пора магических вихрей, а за такие временные сбои в работе завод не отвечает. Оставалось только ждать, когда полоса вихря переместится в долину.

Арчи вздохнул и устроился в глубоком кресле поудобнее – весь целиком, с ногами. Но только он отыскал нужную страницу в любимом томике Вивеканди, как зеркало само ожило и произнесло стеклянным голосом секретарши Фру Мирабеллы:

- Арчи, вас срочно просит шеф!

И тут же, даже прежде, чем Арчи успел что-нибудь произнести, в комнату ворвался сердитый вопль начальника:

- Фру Мирабелла! Сколько раз я уже просил вас не называть меня шефом! Это вульгарно! Фря Арчибальдус! Да включите же вы, наконец, это чёртово зеркало со своей стороны!

Магический вихрь прошел, но на его место пришел раздражённый шеф. Арчи вздохнул: прагма не лучше пригмы. Он щелкнул пальцами, произнёс «Чуфарики! Чуфарики!» – и в рамке зеркала появилось лицо шефа: красное, надутое, седые бакенбарды торчком. Шеф пыхтел так, словно только что въезжал вверх по перилам без помощи магии.

- Фря Арчибальдус! Куда вы запропастились? Я ищу вас уже четыре минуты! - Тут шеф глянул на хронометр и поправился: - Нет, извините, три минуты двадцать секунд. - В этом был весь шеф Магнус Айдар: уж если он бывал неправ, то никогда не стыдился признавать свои ошибки. - Фря Арчибальдус, немедленно приезжайте ко мне в управление! Дело неслыханной важности! - Он понизил голос. - У меня здесь сидит в ожидании вас собственной персоной лорд Печатный канцлер Магнус Конвалерий!
 

- Господитыбожемой! - подпрыгнул на месте гном. Канцлер временами посещал Управление, не всегда персонально, но даже когда изредка бывал весь целиком и въяве, то никогда не случалось, чтобы он сидел у главного начальника в ожидании простого старшего логика. - ­Я немедленно поспешаю, только надену парадную форму и парик. А могу ли я почтительно спросить: в чём заключается дело лорда канцлера?

Красный цвет лица шефа приобрёл свекольные оттенки, а седые волоски бакенбард просто наэлектризовались. - Арчибальдус! По­-моему вы просто злостно испытываете моё терпение! Я ничего не могу сказать о деле через межзеркалье: вы же знаете, что у стен бывают уши. Некогда тратить время на парады, немедленно – не-мед-лен-но! – направляйтесь сюда. Только никаких телепортаций: ещё не хватало, чтобы вы из-за магического вихря застряли где-нибудь на полпути в кирпичной кладке дворца. И не вздумайте из-за своей избыточной скромности ехать на собственной таратайке! Я уже выслал к вам скоростной транспорт управления! Всё! Жду!

Зеркало мигнуло яркой вспышкой и погасло. Сейчас в нём было только обычное отражение. Правда из-за помех магического вихря отражались не Фря Арчибальдус и его комната, а квартира соседки со второго этажа – толстой неуклюжей гномихи в линялых лиловых панталончиках.

Скоростной транспорт мигом доставил Арчибальдуса к воротам управления. Ему даже не пришлось доставать пропуск на впуск: глаз стража ворот мигнул зелёным при виде сияющей золотом казённой повозки – и ворота широко распахнулись. Повозка докатилась до самого парадного крыльца. При этом Арчибальдус успел заметить, что двор не пустовал, как обыкновенно. У каждой большой клумбы стоял гном, неприметный с первого взгляда, потому что его короткий атласный плащик-накидка, куртка и колпак были тех же оттенков, что и цветы. Судя по всему, это была пятничная охрана лорда канцлера.

На крыльце стоял обычный всегдашний охранник в форме управления: зелёные куртка и колпак, чёрные ремень и туфли с серебряными пряжками. Но если обычно он приветствовал Фря Арчибальдуса как давно известного ему сотрудника родного управления и не останавливал, то сейчас он был необыкновенно торжествен и попросил показать пропуск на допуск. Видно было, что он осознаёт свою ответственность за находящегося в здании лорда Печатного канцлера. Едва Арчибальдус вошёл внутрь здания, как оказалось, что внутри его ожидает ещё один, здоровенный – чуть ли не с тролля ростом – охранник из свиты канцлера.

- Фря Арчибальдус? - спросил он. - Прекрасно! Лорд канцлер вас ожидает в кабинете вашего начальника. Позвольте вас сопроводить. - И не дожидаясь ответа Арчибальдуса, он взял Арчи за руку и мгновенно телепортировался с ним вместе в приёмную шефа. Фру Мирабелла даже ойкнула, когда они возникли перед её столом. Обычно шеф не позволял никому – даже привидениям – являться без предварительного доклада.

В кабинете в глубоких креслах, обтянутых шкурой волоха, сидели лорд Печатный канцлер Магнус Конвалерий и директор управления дедуктивной детекции Магнус Айдар. Арчи никогда не видел прежде канцлера так близко. В полутьме кабинета, при свете свечных канделябров и отсвете очага, начальники казались похожими как родные братья. Только канцлер был постарше, потолще, и на складках живота покоилась большая серебряная печать, свисавшая с шеи на массивной толстой кованой цепи.

Лорд Печатный канцлер покачал головой, украшенной тяжёлыми буклями, и сказал в пространство перед собой, не глядя на Арчи:

- Я могу себе позволить поступать бестактно. У меня просто нет времени на все эти церемонии и заверения в вашем совершенейшем почтении. Сядьте и не таращите на меня глаза как василиск. Ваш шеф, - Магнус Айдар поморщился, услышав ненавистное ему вульгарное слово из уст канцлера, но сделать замечание не посмел, - Ваш шеф сказал, что вы – лучший детективный логик в управлении. Поэтому вы сейчас здесь. Но сначала расскажите мне легенду о Флорине.

Тут Арчи действительно вытаращил глаза: легенду о великом гноме Флорине знал любой мальчишка в измерении. Дети даже играли в него, воображая себя великими путешественниками. Арчи присел на краешек стула, посмотрел на шефа – шеф кивнул – и начал рассказ.

- Тысячу лет назад в семье знатных гномов родился мальчик. Его назвали Флорином. На обряд присвоения имени среди прочих гостей были приглашены три великих мага из Пропащего Измерения, случайно оказавшиеся на Зоориге. Первый маг, прежде чем исчезнуть с празднества, в качестве дара пожелал ребенку ума, долголетия и здоровья. Но второй маг был дурно воспитан и раздражён, у него оказалась аллергия на мороженое, поэтому он сказал: «Пусть тебя всю жизнь носит по разным измерениям! Ты будешь редко бывать дома, и твои родители умрут без тебя!» – и исчез. Третий маг уже не мог отменить заклятье, но зато сказал: «Ты будешь странствовать по разным мирам, потому что будешь величайшим путешественником из гномов. Твой народ будет гордиться тобой и слагать о тебе легенды. Ты совершишь множество открытий к пользе и славе гномов. Твои путешествия закончатся только тогда, когда ты найдёшь главное счастье».

- Достаточно, - перебил лорд канцлер. - Сколько вы знаете путешествий Флорина, и куда он девался?

          - Шесть, - сказал Арчи, продолжая удивляться экзамену по древней легенде. - Шесть. Мне довелось работать в Королевском Архиве, и я знаю, что эти путешествия – не сказка, а быль. Я даже могу перечислить важнейшие открытия и чудеса, привезённые им из экспедиций. Он не вернулся из седьмого. Перед каждым отбытием он был обязан оставлять королевскому райзенмайстеру шифрованную записку о цели своего путешествия. Я даже случайно знаю, что записки были квадратными, потому что зашифрованы четырьмя поворотами тайнописной сетки Флорина.

- А мальчик у тебя действительно неплох, - обратился Печатный канцлер к шефу и впервые перевел глаза на Арчи. - А что, по-твоему, это?

И он кинул на стол квадратный лист пожелтевшего от времени пергамента.

Арчи вертел в руках магический пергамент и сам себе не мог поверить. Всё соответствовало древним преданиям. Девять рядов знаков древнегномического языка по вертикали, девять по горизонтали, центральный знак – первая буква имени Флорина, написанная так, чтобы одинаково читаться с четырех сторон. Он перевёл взгляд на канцлера.

- Да, - кивнул тот. - Мы проверяли. Все соответствует. Пергаменту восемьсот лет, что совпадает с последним отбытием Флорина в седьмое путешествие. Пергамент защищён древней королевской магией Зоорига. Его случайно приобрел наш агент на вселенском базаре в чужом измерении, продавец не знал ни ценности документа, ни как он к нему попал.

- И, - спросил Арчи у канцлера, задыхаясь от волнения и не замечая своей дерзости прямого обращения к высокому лорду, - и что же в нём написано?

Лорд пригнулся к Арчи и заглянул ему в глаза.

- А вот это, мальчик, я как раз и хочу у тебя спросить. Ведь это ты у нас дедуктивный логик. Магия не помогла в расшифровке: записка оказалась слишком хорошо защищена старинными заклятьями королевской охранной службы. Шифровальные машины, доставленные из измерений с техническими цивилизациями, тоже ничего не дали. Из восьмидесяти букв магического пергамента машины создали огромное количество вариантов: от самых разных адресов экспедиции, какие только можно составить из этих букв, до совершенно непристойных ругательств и даже призыва к свержению Его Трёхгорного Величества! - канцлер состроил брезгливую гримасу отвращения, которое, видимо, относилось и к призыву, и к работе машин.

- И что же нам теперь делать? - упавшим голосом спросил Арчибальдус. Несмотря на то, что он был вполне взрослым и даже солидным гномом, сейчас он чувствовал себя как мальчишка, которого поманили игрушкой – и обманули.

- Хмм-м, - протянул канцлер. - Когда ваш шеф предложил попробовать использовать ваши таланты, то я сначала отмахнулся от этого предложения. Но ознакомившись с досье, обнаружил, что написанная вами магистерская диссертация была посвящена почти забытым ныне работам Вивеканди. Насколько я помню, Вивеканди учил, что выше логической логики, которую используют создатели машин, стоит нелогичная логика, верно? Вот и используйте её. Прямо сейчас, при мне.

У Арчи появилось чувство, что он выглядит дураком.

Почему-то вся жизнь складывалась так, что он испытывал это чувство подозрительно часто. При чём тут, собственно, Вивеканди с его медитациями и получением рассеянной информации напрямую из вселенной? Но действительно интересно: что именно в писании великого Флорина не могла учесть железная логика неодушевлённых машин.

          Она не могла учесть эмоции Флорина.

- Знаете, - пробормотал Арчи, неуверенно глядя на шефа, - когда живой гном пишет записку, в которой хочет сохранить что-­нибудь в тайне, то его рука невольно пишет эти буквы помельче, посекретнее. Вот я сейчас погляжу, - он взял пергамент, - думаю, что для точности можно померить, но даже на глазок видно, что несколько букв в первых строчках по размеру меньше других. Вот...

Канцлер выхватил манускрипт из рук Арчи. - Дайте мне! Да, - ­проревел он, - Действительно! Все мои шифровальщики – полные идиоты. Магнус Айдар, прикажите секретарше, нет, лучше сами найдите в магическом зеркале все измерения, названия которых записываются древнегномическими буквами: е, з, л, я!

К изумлению Арчи из бесконечного и ограниченного множества известных обитаемых измерений нашлись только три, в названия которых вошли путеводные буквы: Мельзя, Земля и Змеяль.

- Я знаю про два из них, - сказал Арчи, который от волнения совершенно забыл, что он в кабинете шефа сидит вместе с очень важными персонами королевства, и чувствовал себя так, словно планирует с однокашниками поиски клада. - Мельзя – это измерение с сильно развитой магией и очень слабой техникой. А Земля – наоборот, техническая цивилизация с совершенно выродившейся магией и жалкими попытками колдовства. По-моему, последние столетия у нас нет контактов с этими мирами.

Канцлер вертел в руках пергамент, прищуриваясь и прикидывая размеры букв.

- Всё верно, мой мальчик, - буркнул он. - Эти миры – один хуже другого. Мы не путешествуем к мельзянам, а они и вовсе не странствуют. Мельзянам не нужно ничего из других миров. Зачем им торговля? Они в своём большинстве – маги, и сами всё производят с помощью собственного высококачественного колдовства. Но их товарами никто кроме них самих не пользуется, потому что вне магического поля Мельзи созданные предметы исчезают со смертью сотворившего их волшебника. Кто рискнёт обзавестись лучевым мечом или плащом-невидимкой, или даже просто унитазом, если вещь может растаять в самый ответственный момент? Земля впала в другую гадостную крайность и не признаёт настоящей магии. Тысячи лет назад, когда мы высадили на Земле первые экспедиции геологов и основали первые просветительские колонии, эти дикие аборигены с восторгом учились у нас. Но потом они выбрали себе лёгкий и примитивный путь истязания машин, а всех знающих волшебство уничтожили. Тогда пострадали не только наши прогрессоры, но и многие другие, включая даже самых талантливых землян. Нам мало кого удалось спасти от мучительных пыток и казней. По слухам, ­- канцлер передернул плечами, - насколько можно верить слухам, передаваемым вселенскими жучками, земляне сейчас снова начинают обращаться к магии. Но они потеряли тысячи лет и составили себе в универсальной вселенной весьма нелестную репутацию жадных и вероломных существ. Но хуже всего Змеяль – мало известное измерение, где чужаков не любят, а пришельцы не вписываются в их мир. Ещё бы – вписаться! Мы даже не знаем, с кем из существ в этом измерении надо вести переговоры! Вот скажите, Фря Арчибальдус, от кого произошли разные существа? Гномы из про-гномов, люди из про-людей, баньши из про-баньшей и так далее. Так?

- Так, - пожал плечами Арчи. – А как же может быть иначе?

- Ха! А вот на Змеяли циклы эволюции не разделены на эпохи, а происходят все вперемежку. Из яиц, снесённых петухами, вылупливаются дракончики. Когда дракон вырастает, то впадает в спячку и закукливается. Потом его шкура лопается, а из неё выходит всадник, гуманоид на коне, символически протыкающий уже ненужную старую шкурку копьём. Мы пытались общаться и с гуманоидами, и с конями, и даже с петухами, но мало преуспели. Так и не знаем – ни кого рожают гуманоиды и лошади, ни откуда берутся петухи. Очень возможно, что великий Флорин направился как раз на мало изученную Змеяль. Но! - канцлер поднял свой толстый, похожий на сосиску палец и предупреждающе покачал им в воздухе. - Всё будем делать по порядку: начать не сразу со Змеяли, а по возрастающей трудности: сначала понятная магам Мельзя, потом безумная Земля, только потом уже Змеяль. Нельзя подвергать поисковый экспедиционный отряд сразу большим трудностям. Вы согласны со мной?

- Да, лорд Печатный канцлер, - радостно и почтительно кивнул Арчи. У него захватило дух, когда он представил целую армаду военных кораблей гномов, стройным серебристым косяком направляющуюся в дальние миры на поиски пропавшей экспедиции легендарного Флорина. И он, простой дедуктор Фря Арчибальдус, сейчас сидит с великими людьми и присутствует при принятии судьбоносного решения. Не всякому выпадает такая честь. - А смогу я сам тоже как-то участвовать в работе экспедиционного отряда?

Лорд канцлер вылупился из-под тяжелых набрякших век большими, как серебряные ложки, глазами. Долгий миг он молча смотрел на Арчи. А потом сказал: - Разве ты не понял, мой мальчик? Весь экспедиционный отряд, чтобы не привлекать лишнего внимания и сохранить тайну, будет состоять из одного разъединственного гнома. Из тебя.

- ...Понимаете, Фря Арчибальдус, - втолковывал шеф Магнус Айдар всё ещё не пришедшему в себя Арчи, - нам сейчас важно хотя бы только найти пропавшую экспедицию Флорина. Военная мощь наших интерлётов слабее, чем у флотов троллей, гоблинов или других наших традиционных противников. И скорость у наших ниже. Если потенциальные противники отправятся по нашему следу, то смогут даже просто обойти нас на последней дистанции.

- Конечно, - вмешался лорд Печатный канцлер, - следует надеяться, что они вообще ничего не будут знать о нашей с вами экспедиции. Всё хранится в строжайшей тайне. Даже мой младший коллега лорд Второй, Беспечатный, канцлер не знает, зачем я нахожусь сегодня тут. Я как раз пользуюсь тем, что он заболел, не выходит из своего замка и отключил зеркала. Но! - Лорд Магнус Конвалерий опять поднял свой похожий на сосиску палец и поводил им перед собственным носом. - Должен вам сказать, что торговец, продавший пергамент нашему агенту, был дэвом. Не исключено, что пергамент продан специально, чтобы потом проследить за нашими поисками и опередить нас. Очень многие наши недруги хотели бы получить обещанное Флорину великое счастье. Тем более, что формулировка его достаточно неясна: то ли это должно быть личное счастье Флорина, то ли великое счастье для всех гномов. Тем не менее, - сказал канцлер, откидываясь и расслабляясь в кресле, - Не беспокойтесь. Во-первых, у вас на корабле размещено средство связи, чтобы сразу сообщать нам о находках. А во-вторых, они ни за что не станут вас убивать, пока вы не доведёте их до Флорина.

- Много-и-глубоко уважаемые лорды, - сказал Арчи, ёрзая на своем стуле и сглатывая слюну, - я бесконечно благодарен вам за возможность попасть в летопись истории гномов. Могу ли я узнать, чем я заслужил такую высокую честь и почему выбор пал именно на меня?

Великий канцлер пожал плечами и переглянулся с шефом Айдаром.

- Ну, я думал о ком-нибудь в этом роде. Очень неприметном, без всех этих бицепсов-трицепсов и навыков размахивания лучевыми мечами. Не привлекающем внимания. И в то же время – думающем и умеющем самостоятельно принимать решения на месте в зависимости от возникшей задачи. И, - канцлер вздохнул, ­- буду честен: не имеющем семьи и детей, которые могут осиротеть. Вы отправитесь в экспедицию под видом странствующего учёного и в одиночку.

- Нет, - твердо сказал Арчи. - Благодарю высоких лордов за честь. Я не могу согласиться. Я отправлюсь не один. Со мной будет мой друг Тобик.

- Тобик? - переспросил канцлер, недоуменно поворачиваясь к шефу Айдару. - Сэр Тобик? Кто это? Это из вашего ведомства?


Tags: детизмы, сказки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments