fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

ТЕАТР

Мне пришла в голову новая идея постановки Шекспира!

 

Дело в том, что все постановки определялись в основном не режиссёрскими задумками (чёрный или коричневый бархат должен быть на Гамлете, и сам он – тощий бурш-студент или лет тридцати с одышкой [“Hes fat, and scant of breath”]), а возможностями театра.

 

Вот, возьмём времена Шекспира и «Глобуса». Нехватка актёрского состава – страшнейшая! Поэтому духа отца Гамлета и его отчима играет один человек: они не заняты в общей сцене, а сходство объясняют зрителю тем, что они – братья-близнецы. Это в какой-то степени оправдывает и скорое замужество вдовы: разница между братьями только моральная и в манере держаться. Для большего оправдания женщины в уравнивании братьев Шекспир делает эту героиню алкоголичкой: в постановках «Глобуса» она ходила по сцене с бутылкой, благожелательно поднимая тосты и делая глотки в паузах и цезурах текста [«Кончай, Гертруда, пить, ведь алкоголь есть яд!»]. А в последней сцене весь актёрский состав был исчерпан, изображая трупы на сцене, поэтому уже никто не мог отползти и зайти с репликой из-за кулис: приходилось нанимать человека со стороны за дополнительную плату, которую Шекспир остроумно закрепил в имени: принц Форти’брасс («сорок медяков»).

 

Совсем другое дело – кассовые фильмы по пьсам Шекспира! О, вот тут размах – так уж размах! Когда Бирнамский дес идёт на Дунсинан – так уж не сомневайтесь, идёт весь лес – до последнего хромого зайца! А сорок тысяч братьев на подтанцовках – рэп – у бьющегося в истерике Гамлета-младшего! А – в компьютерной обработке – летающий по кладбищу череп Йорика! Что и говорить, кино – это совсем иной размах и иные возможности.

 

Но я сейчас – именно о театральных постановках. Дело в том, что у нас из-за кризиса скопилось довольно много актёров, и было бы глупо не использовать их импровизаторские возможности.

Моё новаторское предложение: не поддерживать на сцене жалкую кучку из нескольких актёров, как в бедственные времена Шекспира, а – кто вышел на сцену, тот на ней уже и остаётся до конца! И солдаты на заднем плане. И Горацио, удобный для реплик Гамлета в сторону. И невидимый для всех персонажей, кроме Гамлета, дух его отца. И на похоронах раздувшегося неизвестного тела бросающаяся ко всем, слегка подурневшая от беременности Офелия. Короче – все! Кто-то из них молчит, кто-то импровизирует текст, в конце каждой сцены они поют короткий зонг и отступают назад от авансцены. А в последней сцене, в заключение – мёртвыми падают все, даже Горацио. И стоит, над их телами возвышаясь, один растерянный Фортинбрасс.


Tags: просто так
Subscribe

  • Коварство и моль

    У маляра дантист коварный Тащил из пасти зуб молярный, А химику на каждый моль В раствор добавил антимоль.

  • (no subject)

    Облако сыплет крупой или манной (Гречка и дождики – эксперимент). Ангел летит – он агент иностранный Или, возможно, российский агент. Люди идут…

  • Выношу из коментов

    Все канарейки - одарёны, У соловья - Господень дар. А серенады у вороны: Кар-кар! И вот, влюблённостью ранимый, Я весь - сгорающий Икар! И я пишу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Коварство и моль

    У маляра дантист коварный Тащил из пасти зуб молярный, А химику на каждый моль В раствор добавил антимоль.

  • (no subject)

    Облако сыплет крупой или манной (Гречка и дождики – эксперимент). Ангел летит – он агент иностранный Или, возможно, российский агент. Люди идут…

  • Выношу из коментов

    Все канарейки - одарёны, У соловья - Господень дар. А серенады у вороны: Кар-кар! И вот, влюблённостью ранимый, Я весь - сгорающий Икар! И я пишу…