fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Categories:

12". Воспоминания. Ещё об отце.

Решил добавить к портрету отца http://fryusha.livejournal.com/146287.html ещё несколько штрихов.


В пятьдесят-каком-то году шёл как-то отец по скверику в Алма-Ате, а был массовый выполз гусениц. Гусеницы переползают асфальтовую дорожку – но народ идёт, не глядя под ноги. А отец смотрел – и выбирал место, куда поставить ногу, чтобы не наступить. И вдруг он увидел, что с другого конца дорожки, навстречу ему, идёт какой-то незнакомец, который тоже внимательно смотрит под ноги и ищет куда поставить ступни. Они заметили друг друга и понимающе заулыбались. А когда встретились на середине дорожки, то оказалось: встречный смотрел под ноги, чтобы специально давить гусениц.

 

Мать умоляла отца не шутить, потому что из-за его серьёзного вида окружающие не понимают, что – шутка. Ну, скажем, подходит он к киоску и говорит: - Мне, пожалуйста, стаканчик автоматного сока. – Продавщица смотрит на однорукого и одноглазого инвалида и начинает вежливо и осторожно объяснять: - Он, гражданин, называется томатный, томаты – это помидоры такие...

 

Чувство юмора у отца было своеобразное. На юбилей Кузина он с коллегами сделали имениннику в подарок – по образцу публикуемых определителей наиболее часто встречающихся видов - «Определитель наиболее часто встречающихся сотрудников Института». Определитель был создан по принятой у зоологов дихотомической системе. Только тезы и антитезы там были такие:

теза «Волос долог – ум короток» - сотрудница *** с роскошной гривой волос;

антитеза «Волосы и ум разиты пропорционально» - сотрудник **, абсолютно лысый.

Сам отец в этом определителе проходил с тезой «По меньшей мере одна конечность непарная».

 

Андрей Монаков сделал вид, что записал на магнитофон радиопередачу об Институте: создал текст с типичным музыкальным оформлением, с голосом дикторши, говорящим принятые общие фразы, и с прекрасными собственными имитаторскими подделеками голосов сотрудников. Голоса были – как настоящие, но несли всякую чушь, довольно хорошо подходящую образам этих людей. («- Мы здесь занимаемся проблемами женской эмансипации, то есть, простите, не то говорю...».) К концу слушания записи текст становился всё более идиотским – и до всех доходило, что это розыгрыш. Не совсем до всех: два человека в Институте дослушали текст в полной уверенности, что он настоящий – Кузин и мой отец. Они оба верили, что всякий идиотизм возможен.

(Как я это с ними сейчас солидарен, глядя в телевизор!)

 

А ещё мама уговаривала отца не выступать на учёных советах. И перед каждым заседанием пила валерьянку. Потому что, если отцу не нравилась работа, то он немедля выступал и чётко разъяснял, чем она плоха.

- Что значит «работа выполнена у нас впервые»? Если я на заседании учёного совета залезу на стол – это тоже будет у нас впервые. В чём ценность этой научной работы?..

- Изучение токсического фенола на гуппи как на модели. Выявленные в экспериментах закономерности совпадают с известными, уже давно опубликованными таким-то и таким-то там-то и там-то. Поэтому общей научной ценности не имеют. Что же до использования конкретных частных результатов, то гуппи не являются промысловой рыбой и не подвергаются опасности воздействия промышленных стоков...

Мать умоляла отца: - Ну что же ты всё критикуешь? Выступил бы – похвалил кого-нибудь! - Отец пожимал плечами: - Когда хорошая работа, то и так видно, что хорошая, и все хвалят.

Tags: биография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments