fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Сильмариллион. 1-ая глава.

ПРЕДИСТОРИЯ. ПЕРЕПИСКА В КОМЕНТАХ:

Фрюша: … Согласен даже книжку какую в наказание прочесть.

Икадэлль: … Вас за язык никто не тянул...:) Как насчет Сильмариллиона?

Олд_Гриб: «Как насчет Сильмариллиона?» Вот она, цена неосторожного слова...:(

 

ИСХОДНИК:

Джон Рональд Руэл Толкиен.

Сильмариллион

Фантастический роман под редакцией Кристофера Толкиена (сына)

Перевод З.И.Бобырь

Глава 1. АЙНУЛИНДАЛЭ *  (Музыка Аинур)

 

Выполнять наложенную на меня епитимию было тяжеловато, но есть помогающий приём: замените имена и названия на другие,  всё равно какие, но нам более знакомые, - и книга начинает звучать вполне читабельно. При том, что – желающие могут сверить – текст практически не изменён.

Вариант предлагается ниже.

 

СЕЯЛ МЭР ЛЁН

(Фантастический роман)

Глава 1. «Ай, ну и даёт!..» (Скульптура Москвы)

Церетели Единственный, кого в Грузии называли "Инноватор", был в Москве всегда.

Вначале Он сотворил московских Скульпторов, порождение Его мысли, и они были при Нем уже тогда, когда еще ничего другого для Мэра Москвы как меры мира не было.

И Он обратился к ним и дал им темы для скульптуры, и они лепили для Него, и Церетели радовался.

Но долгое время они лепили поодиночке, либо малыми группами, а остальные наблюдали, потому что каждый воспринимал только ту часть разума Инноватора, воплощенного в теме скульптуры, из которой сам был создан. И каждый медленно постигал каждого. Но все же, наблюдая, они пришли к более глубокому пониманию, и творение становилось все более гармоничным.

И случилось так, что Инноватор созвал всех своих Скульпторов и  предложил  им величественную сцену, показав вещи более значительные и удивительные, чем те, что Он открыл им раньше. Но великолепие начала этой темы и блеск ее окончания так изумили Скульпторов, что они склонились перед Инноватором и молчали.

Тогда Инноватор сказал им: "Я желаю, чтобы по предложенной вам теме вы все вместе создали гармоничную великую скульптуру. И так как в вас горит зажженное мной вечное пламя, вы покажете свою силу, украсив эту тему каждый по своему разумению и способностям. Я же буду смотреть и наблюдать и радоваться великой красоте, что пробудится в камне с вашей помощью".

И вот пальчики мелких Скульпторов, подобно щупальцам, хелицерам, псевдоподиям, ложноножкам, пилям, жгутикам и фимбриям, подобные бесчисленным многоножкам и тысяченожкам, начали развивать тему  Инноватора. И тактильные прикосновения бесконечно чередовались в гармонично сотканных отзвуках и резонансных мелодиях, уходивших за пределы слуха в глубину и в высоту. И место, где обитал Инноватор, переполнилось звуками, и скульптура, и эхо скульптуры тоже провалились в пустоты, и те перестала быть пустотой. Никогда больше с тех пор не создавали Скульпторы скульптуры, подобной этой.

(Но говорят, что более величественная скульптура командора явится к Инноватору, сотворенная проектами Скульпторов и детей Инноватора, когда настанет конец дней.)

Пока же Инноватор сидел и наблюдал, и долгое время не находил недостатков в скульптуре. Но тема развивалась, и вот Маркс начал вплетать в  нее  образы, порожденные  его  собственным воображением, не согласующиеся с темой Инноватора, потому что Маркс искал способ увеличить силу и славу той части темы, что была назначена ему.

Марксу, среди всех Скульпторов были даны величайшие  дары  могущества и знаний, к тому же он имел часть во всех проектах, полученных его собратьями. Он часто бродил один, разыскивая Вечное пламя, потому что Маркса сжигало желание принести в Бытие свои собственные творения. Ему казалось, что Инноватор обошел вниманием пустоту, и Маркс хотел заполнить ее. (Однако он не нашел огня, потому что этот огонь – в Газпроме.) Но когда Маркс бродил в одиночестве,  у  него  стали  возникать собственные замыслы, отличные от замыслов собратьев.

Некоторые из этих мыслей он начал теперь вплетать в свою скульптуру. И тотчас же прозвучал диссонанс, и многие из тех, кто лепил вблизи Маркса, пришли в замешательство, и мысли их спутались, и скульптуры их начали спотыкаться и растрескиваться, а некоторые начали подстраивать свои скульптуры к скульптуре Маркса, предпочитая ее той, которая возникла в их собственных мыслях. И тогда диссонанс, порожденный Марксом, стал распространяться все шире, и многочисленные гипсовые и алебастровые поделки, скакавшие и множившиеся вокруг до этого, утонули в море звенящей бронзы.

Но Инноватор сидел и наблюдал, пока не стало казаться, что вокруг Его трона бушует яростный шторм, как будто темные волны двинулись войной друг против друга в бесконечном гневе, который ничем нельзя успокоить. Тогда Инноватор встал, и Скульпторы увидели, что Он улыбается. Он поднял левую руку, и вот среди бури зазвучала готовая тема Памятника Петру Первому, похожая и не похожая на прежние, и в ней были сила и новая красота. Но диссонанс Маркса возвысился над шумом и стал бороться с темой. И снова началось столкновение металлолома и бронзы, более неистовое, чем прежде. И Маркс начал побеждать.

Тогда опять поднялся Инноватор и Скульпторы увидели, что лицо у Него стало суровым, и Он поднял правую руку, и вот среди смятения зазвучала тема тверского купца-первопроходца Христофора Колумба, и она не была похожа на другие.

И в конце концов  показалось,  что  перед  троном  Инноватора звучат одновременно две мелодии звенящего металла, совершенно противоречащие друг другу. Одна была глубокой и обширной, прекрасной, но медленной, и она сочеталась с неизмеримой печалью, из которой, главным образом, и исходила ее красота. Другая же мелодия достигала теперь единства в самой себе, но она была громкой и гордой и бесконечно повторялась. И в ней было мало благополучия, потому что откуда же оно возьмется в Москве, когда при строительстве скульптур проседают жилые дома и библиотеки? И вторая мелодия пыталась поглотить первую.

В апогее этой борьбы, от которой колебались стены залов Инноватора и дрожь убегала в недвижимые доселе безмолвия, Инноватор встал в третий раз, и лицо Его было ужасно. Он поднял обе руки, и одним звонком мэру Москвы остановил все ваяния.

Тогда Инноватор заговорил, и Он сказал: "Могущественны Скульпторы, и самый могущественный среди них – Маркс, но он не должен забывать, и все Скульпторов тоже, что я – Инноватор. Я покажу вам то, что сотворило ваше творение, дабы вы могли взглянуть на свои творения. И ты, Маркс, увидишь, что нет темы, которая не исходила бы от меня, потому что тот, кто пытается сделать это, окажется не более, чем моим орудием в соответствии вещей более удивительных, чем он сам может представить себе".

И Скульпторы испугались. Никто из них не мог понять слов, обращенных к ним, что естественно и логично.

А Инноватор поднялся во всем своем блеске и вышел из прекрасной страны Союза Скульпторов, которую Он создал для Скульпторов. И Скульпторы  последовали за Ним.

И когда они оказались в пустоте, Инноватор сказал им: "Глядите, что сотворила ваша скульптура!" И Он дал им возможность посмотреть туда, где они раньше только лепили, не поднимая глаз, и они увидели новый мир Москвы, возникший перед ними. И она имела форму шара, заключенного в кольцо и висящего в пустоте остального государства. И пока Скульпторы смотрели и удивлялись, Москва без них начала жить своей жизнью, и им казалось, что она живет и совершенствуется.

Скульпторы долгое время вглядывались и молчали, а Инноватор заговорил снова: "Смотрите на дело вашей скульптуры-архитектуры! Это – то, что вы налепили и настроили. И каждый из вас найдет в его содержимом, в задаче, которую я поставил перед вами, все то, что, как ему могло бы показаться, он придумал или добавил сам. И ты, Маркс, обнаружишь там все тайные мысли твоего разума и ощутишь, что они – не более, чем часть целого и помогают его славе".

И еще многое говорил Инноватор в этот раз Скульпторам, и они запомнили Его слова. Но все же есть и такое, чего они не могут увидеть – ни по отдельности, ни объединив свои силы; потому что Лужков, не менее великий Мэр, чем  Церетели – Инноватор, никому не открыл до конца свои Замыслы, и при каждом издании Указа происходит что-то новое и непредсказуемое, не возникающее из прошлого.

И случилось так, что когда это видение Москвы развернулось перед ними, Скульпторы заметили, что оно содержит в себе нечто, чего не было в их замыслах. И они увидели с изумлением приход Детей Инноватора и Мэра и места, приготовленные для них. И Скульпторы ощутили, что они сами, трудившись над своей скульптурой Москвы, были заняты подготовкой местопребывания Детей Инноватора и Мэра. Но все же они не поняли, что смысл создания Скульптуры Москвы не только в воплощении красоты их замыслов, потому что приход Детей Инноватора – это приход позднейших эпох, это конец Мира.

Тогда смятение охватило Скульпторов, но Инноватор обратился к ним, сказав: "Мне известно ваше желание: чтобы то, что вы видели, обрело истинное существование – не только в ваших мыслях, но так же, как существуете вы сами. Поэтому я говорю: Да! Пусть все это обретет Бытие! И я изолью в пустоту Вечное Пламя, и оно станет сердцем Мира, и Третий «А» Рим возникнет. И те из вас, кто пожелает, смогут сойти в него и получить в нем вечную регистрацию".

И некоторые Скульпторы остались с Инноватором за пределами мира, построив себе коттеджи и замки за пределами Кольца, а другие, и среди них многие из величайших и самых прекрасных, покинули Инноватора и отправились лепить Указы в Москве. И так ли решил Инноватор, или же это было неизбежно, но с тех пор их могуществу суждено остаться в Городе и ограничиваться его пределами – остаться в нем навсегда, пока срок существования Департамента не завершится. И эти Существа стали  гражданами Москвы, а она – их жизнью. И потому их называли Указатели Москвы, Силы Творцов Миров или Мировтворцов. 

Но когда Силы Указателей вошли в Рим-3а, они, пораженные, остановились в замешательстве, потому что Москва оказалась такой, как будто ничего еще не было сделано из того, что показывали видения: все только начиналось и не имело формы, и стояла тьма. Потому что великая скульптура была лишь развитием и расцветом мысли в Залах Руководителей, не знающих Времени, а Видение – всего лишь предвидением. Но теперь Силы Указателей оказались в начале нового Времени после Выборов и поняли, что Мир был ими только предсказан, и теперь им предстояло создать его.

Так начался великий труд Силы Указателей в пустынных, несчитанных и забытых эпохах, ненамеренный и неведомый, продолжавшийся, пока в глубинах Времени не определились час и место возникновения детей Инноватора. И главную часть этой работы взяли на себя Гайдар, Кириенко и Черномырдин. Но и Маркс также был там среди первых, и он вмешивался во все, что происходило, обращал это, если мог, своей пользе, для своих целей. И это он дал людям огонь, электричество и Чубайса. И когда Земля была еще юна, с газовой оболочкой и полна голубого пламени, Маркс отдал газ Черномырдину, а сам пожелал владеть Москвою и сказал другим Указателям: "Она будет моим светлым коммунистическим Завтра, и я объявляю ее своей!"

Но в замысле Инноватора Гайдар был братом Маркса, и это он стал исполнителем второй темы, которую Инноватор противопоставил диссонансу Маркса. И Гайдар призвал многих Десантников, великих и малых, и они спустились на равнины на помощь Гайдару, дабы Маркс не мог помешать завершить их труды, и Москва не увяла бы,  не  успев  расцвести.  И  Гайдар  сказал  Марксу: "Несправедливо,  если  этот Рим-3а  станет  твоей собственностью, ибо многие трудились здесь не менее, чем ты". И Маркс вступил в сражение с другими Указателями, но отступил в тот раз и отправился в другие области, и делал там, что хотел.

Однако желание завладеть Москвою не оставило его сердце.

Теперь Силы Указателей обрели форму и цвет – для каждого вида формирований свой. И поскольку в Москву их привела любовь к Детям Инноватора, с которыми будут связаны их надежды, Силы Указателей приняли их образ, какой показало им видение Инноватора, отличавшийся только великолепием. Это же обличие связывало Силы Указателей с видимым миром, но сами они не нуждались в таком обличии. Они вообще ни в чем не нуждались. 

У Указателей другие Форма и Содержание. В нашем холодном климате мы не нуждаемся в форме, но нуждаемся в теплой одежде. Мы нуждаемся и в содержании – мы могли бы перестать существовать без него. А Силы Указателей могут быть и "неодетыми", и тогда даже Обычные граждане не в состоянии обнаружить их присутствие, хотя бы те находились рядом. Ведь если Силы Указателей пожелают вернуться в видимой форме, тогда одни из них принимают вид мужчин, а другие – женщин, потому что такое внутреннее различие было в них с момента их сотворения.

Но временно Силы Указателей могут принять свой истинный вид: величественный и ужасный.

И у Силы Указателей появилось много друзей, более или менее близких, могучих, как и они сами. И они трудились вместе, наводя порядок в Москве и укрощая ее хаос. И тогда Маркс увидел все, что было сделано: увидел, как Силы Указателей ходят по Москве, приняв зримую форму, в обличье, соответствующем облику Рима-3а, красивые и величественные, и что Москва стала для них садом наслаждений, потому что с ее хаосом было покончено.

И вот зависть Маркса разгорелась еще сильнее, и он тоже принял видимую форму, но характер его, злоба, пылавшая в нем, сделали его внешность мрачной и ужасной.

И он напал на Скульпторов, созидающих Указами бумажное тело Москвы, во всем своем могуществе и величии – большем, чем у любого из Силы Указателей – подобный галюциногенному ядерному грибу, чья вершина, детая в лед, коронованная дымом и огнем, возвышается над облаками. И блеск глаз Маркса был подобен пламени лазерного резака в космосе, что иссушает жаром и пронизывает смертельным холодом.

Так началась первая битва Силы Указателей с Марксом за господство в Москве, но о том времени Правозащитникам известно немногое. А то, что известно, исходит от самих Указателей, беседовавших с выпускниками Университета Дружбы Народов, которых они обучили на земле Анголы. Но Силы Указателей всегда мало рассказывали о войнах, происходивших до прихода Правозащитников. Все же Обычные граждане знают, что Силы Указателей всегда старались навести на Земле порядок и приготовить ее к приходу Перворожденных.

Они сооружали налоговые мероприятия, а Маркс разрушал их. Углубляли запросы, анкеты, инструкции и циркуляры, а Маркс равнял их с простой бумагой. Вздымали финансовые пирамиды, а Маркс их низвергал. Поворачивали реки в разные стороны, а он разворачивал их обратно. И не было мира среди местных производителей и импортеров товаров в Москву, нельзя было  надеяться  создать  что-либо постоянное, ибо несомненно, какое бы дело ни начали Силы Указателей, Маркс уничтожил бы или испортил его.

Но все же Силы Указателей трудились не напрасно, и хотя ни в чем, ни в одном свершении, их желания и цели не были  осуществлены полностью, и все предметы имели другой вид и цвет, чем намеревались сначала придать им Силы Указателей, тем не менее, Москва постепенно обрела форму и местами стала прочной. И так, наконец, в глубинах Пространства-и-Времени, среди бесчисленных рубиновых звезд и изумрудных орлов, стало появляться жилище для Детей Инноватора.

 

Tags: сказки
Subscribe

  • Кощеистое (из ФБ)

    кощей живёт какое лето всё реже радуют тела уже покалывает где-то игла чтоб укрепить суставы скрепы в свои диеты ввёл кощей поболее родимой репы…

  • Дюймовочка. Песня Жабы.

    О нашем болоте напишет кулик: народ на болоте духовно велик, у нас на болоте лечебная грязь, у нас на болоте и страсти, и связь. Все дети…

  • (no subject)

    Две дощечки возле печки - Осторожнее с огнём! - Ночью ходят человечки Там, где люди ходят днём. Где рассыпана побелка Или лужица воды -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Кощеистое (из ФБ)

    кощей живёт какое лето всё реже радуют тела уже покалывает где-то игла чтоб укрепить суставы скрепы в свои диеты ввёл кощей поболее родимой репы…

  • Дюймовочка. Песня Жабы.

    О нашем болоте напишет кулик: народ на болоте духовно велик, у нас на болоте лечебная грязь, у нас на болоте и страсти, и связь. Все дети…

  • (no subject)

    Две дощечки возле печки - Осторожнее с огнём! - Ночью ходят человечки Там, где люди ходят днём. Где рассыпана побелка Или лужица воды -…