fryusha (fryusha) wrote,
fryusha
fryusha

Category:

<фантастика>

Эпиграф: "I sing the body electric" (W. Whitman, 1855)

Морис Рингпфайль, Мэриэт Кармион и Дэниэл Мёрбель - директора компании "Грейер", создающей и испытывающей новые лекарственные препараты, - пришли в комнату заседаний чуть раньше времени. В атмосфере чувствовалось некоторое возбуждение, все бродили у стола, но никто не садился в свои привычные кресла, даже профессор Рингпфайль, который много лет был бессменным президентом компании. Был - до сегодняшнего дня: в полночь компания превратилась в дочернее подразделение корпорации "Сейно Тюдзин".

Господин Такахаси, полномочный представитель корпорации, явился на заседание столь же пунктуально, как и на все предыдущие встречи. Как жаловалась Мэриэт Кармион своим коллегам: "Он какой-то весь настолько правильный и без эмоций, что мне даже трудно поверить, что он живой и взаправдашний!". Как только на настенных часах высветилось "10:00", двери распахнулись, впуская высокого гостя.
Высокого в официальном отношении, потому что внешне это был пожилой японец небольшого роста, в дорогом сером, чуть переливающемся костюме, в белой рубашке, с галстуком и в противоковидной маске, подобранными в тон к костюму. Аккуратная седая причёска и очки в тонкой позолоченной оправе довершали навязанный кинематографом образ преуспевающего японского бизнесмена. В этот раз почему-то на нём были ещё натянутые поверх туфель элегантные пластиковые калоши-бахилы.

Директора оживились:
- Господин Такахаси, здравствуйте!
- Мы так рады вас видеть! – всплеснула ручками Кармион.
- Вот и хозяин пришёл, - тихо, но достаточно отчётливо и язвительно пробормотал Рингпфайль.
Вероятнее всего, пришедший его услышал, но внешне это никак не проявилось.
- Глубокоуважаемые коллеги и друзья! - чуть церемонно поклонился господин Такахаси, когда все расселись. - На предыдущих совещаниях под нашим присмотром работали в основном юристы и финансисты. Вхождение компании "Грейер" в корпорацию прошло быстро, правильно и безболезненно. При этом у вашей стороны, мне кажется, создалось впечатление, что электрический гигант "Сейно Тюдзин" решил просто вложить часть денег в западную фарминдустрию в вашем лице для того, чтобы быстро заработать на продаже лекарств. Известно, что преступные дельцы наркомафии получают прибыль сто на сто. А уважаемые предприниматели фармакологии получают триста на сто.
- Ну и что, - вмешался со своего места Рингпфайль, - мне не нравятся ваши сравнения! Мы занимаемся благородным делом спасения человечества! Наши исследовательские лаборатории требуют массы расходов, риска, тщательных проверок - естественно, это стоит больших денег! А зачем же тогда электрикам фармкомпания, если не за этим?
Хотя, может быть, восточная гомеопатия и иглоукалывание обходятся дешевле. Вы выбрали нас - выбор показывает вашу заинтересованность.

- Я не являюсь фармацевтом, химиком или электриком по специальности. В совете директоров концерна моими обязанностями являются поддержание духа и политики организации, воплощение кодекса концерна в жизнь, - снова церемонно поклонился полномочный представитель корпорации.
- Это вроде бусидо? - язвительно спросил профессор. - Кодекс чести самурая или путь воина? Как будто нам мало руководящих правительственных чиновников, депутатов и профсоюзников!
Такахаси благосклонно кивнул головой, соглашаясь. - Да, в чём-то кодекс концерна перекликается с основными понятиями кодекса самурая. Те же высокие понятия о чести концерна и то же стремление к справедливости . Но, знаете ли, самураи - это средневековье, а мы учитываем все современные реалии. Все - включая несовершенство нашей жизни. Вслед за вашим сравнение с бусидо, достопочтенный профессор Рингпфайль, я бы назвал это "Путь электрика". Причиной выбора многоуважаемой кампании явились начатые несколько лет назад исследования вашего бывшего коллеги доктора де Бонта.
На этот раз слова господина Такахаси вызвали у директоров компании очень разные реакции.
- Бедный Ян, - Мэриэт промокнула платочком уголки глаз. - Это была потеря для всех нас.
- Мы начинали вместе, теперь его лаборатория находится под моим руководством, - чётко доложил Мёрбель. - Более успешным руководством. Но все его рабочие журналы до сих пор хранятся у меня.
- Чушь, - подытожил профессор Рингпфайль. - Все эти трое - Ян, Мэриэт и Дэниэл - начинали исследовательскую работу в моей лаборатории. Я тогда предложил Яну прекрасную тему: создание препаратов для лечения туберкулёза и проказы. Это трудно излечиваемые болезни: проблема в том, что инфицирующие бактерии имеют воскоподобную защиту. Лекарство должно хорошо растворяться в сыворотке крови, но одновременно с этим растворять гидрофобный слой бактерий. А де Бонт начал умничать и просил заказать в наш виварий каких-то дикобразов. Кончилось всё несчастным случаем: вышла из строя система защитной вентиляции, когда он работал в боксе, и он заразился новой опытной формой туберкулёза. Несчастный случай в лаборатории очень плох для имиджа моей лаборатории и компании в целом. Мы провели внутреннее расследование, но у Мэриэт и Дэниэла было взаимное алиби. Знаете, прошедшее не воротишь, но было бы ещё хуже, если бы лаборатория закрылась. Я надеюсь, что страховка позволила доктору де Бонту прекрасно дожить остаток дней в изоляции в швейцарском санатории.
- Бедный Ян, - ещё раз вздохнула Мэриэт.

- Из санатория, - невозмутимо продолжил господин Такахаси, - господин Ян де Бонт обратился к президенту нашей корпорации. Он обратил наше внимание на использование в традиционной практике иглоукалывания сочетания серебряных и золотых игл, образующих гальванические пары. И на то, что лауреат Нобелевской премии Лайнус Полинг предложил против гриппа принимать по пять граммов аскорбиновой кислоты в день, а пять граммов - это уже не витамин, а агент-восстановитель, снижающий электрический потенциал сыворотки крови. Вирусы при этом дезориентируются по отношению к клеткам хозяина. Кстати, в норме потенциал сыворотки крови у человека равен пятидесяти милливольтам, а при онкологических заболеваниях - ста пятидесяти. Наконец, доктор де Бонт обратил наше внимание на то, что если какие-то лабораторные животные не болеют человеческими болезнями, то это не только причина покупать других, более дорогих, для лабораторных исследований, но и повод задуматься: а почему другие виды животных не болеют. Мы создали новую лабораторию для исследований, инициированных доктором де Бонтом, и путём переливания генетически редактированной крови добились у добровольцев роста и развития рудиментарных органов электрорецепции, регулирующих электрический потенциал крови.
- ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, не позволит применения таких методов! - не сдержался доктор Мёрбель.
- Это означает только, - вежливо ответил господин Такахаси, - что появится альтернативная Всемирная организация здравоохранения. Люди любят, чтобы они сами и их семьи оставались здоровыми. Вот это, - он достал из тонкой папочки и положил на стол листки бумаги, пестреющие печатями и подписями, - заверенные копии заключений экспертов нынешней ВОЗ, подтверждающие, что в моём организме в ходе применения метода исчезли все известные вирусы, включая вирусы герпеса и папилломы. Маска на мне - не необходимость, а знак соблюдения регламентируемых традиций, она мне не нужна.
Он снял маску и положил её на стол перед собой. Лицо без маски осталось таким же невыразительным.

- Но, - подал голос профессор Ринпфайль, который последние минуты против обыкновения сидел абсолютно молча, - если вы всё это уже получили, то зачем вам понадобилась наша компания?
- На это есть два ответа, многоуважаемые коллеги, а далее я предпочёл бы предоставить обсуждение профессионалам. Во-первых, желание продолжить эти работы в вашей компании высказывал доктор де Бонт, и мы решили пойти ему навстречу. Во-вторых, человечество пропустило нужный перекрёсток эволюции и сохранило только рудиментарные органы электрорецепции. А ведь есть электрические скаты, сомы, угри! Представьте себе возможность не только регулировать электрический потенциал крови, но и обеспечивать работу кардиостимуляторов, заряжать мобильные устройства и так далее за счёт электрических органов самого организма! Однако, над этим придётся много работать.
- Не верю! - воскликнул Мёрбель. - Это как раз в идиотском стиле покойного Яна! Такое не только ВОЗ не пропустит, но и церковь! Человек создан по образу и подобию, а не с электрическими органами.
- Почему же покойного? - чуть удивлённым голосом спросил господин Такахаси. - Я не говорил, что он умер. Мы просто держали его в изоляции и по возможности без контактов с внешним миром. Он вылечился этим своим новым методом и разрабатывает его дальше. - Японец подошёл к двери и распахнул её. - Входите, доктор де Бонт: мы как раз подошли к той части беседы, где обсуждение должно проходить между профессионалами, а я не специалист, я только реализую политику корпорации.

Мэриэт Кармион и Дэниэл Мёрбель одновременно вскочили со своих кресел и произнесли слова, слившиеся в одну неразборчивую реплику. Фразы были разные: "Ян, нам нужно объясниться!" и "Чёрт его не берёт!".

В комнату, слегка улыбаясь, но напряжённо, вошёл доктор де Бонт - в дорогом костюме, без противоковидной маски.
- Здравствуйте, коллеги! - произнёс он. - Вот я и снова увидел вас. Я долго ждал и представлял себе момент нашей встречи.
Кармион сделала шаг вперёд и замерла. - Ян, - сказала она почти шёпотом, - нам надо будет поговорить. О многом. О нас.
Дэниэл Мёрбель: - Как я рад, дружище, я всегда в тебя верил и поддерживал твои идеи!.. - Он обхватил руку де Бонта своими двумя в крепком рукопожатии и потряс. Раздался сухой треск электрического разряда, в воздухе появился слабый запах озона, и доктор Мёрбель упал на пол.

Господин Такахаси бережно полуобнял побледневшего де Бонта за талию и усадил в ближайшее кресло.
Мэриот с ужасом посмотрела на тело коллеги на полу. Она перевела взгляд на японца и впервые увидела, как тот улыбается. Такахаси дружески подмигнул ей и показал взглядом на бахилы на своих ногах. - Изоляторы, - пояснил он. - Ваш Ян ещё плохо сдерживает свои эмоции и разряды. Три тысяч вольт, прямо как у электрического угря, - неплохо, да?

- Два несчастных случая в одной лаборатории - это может быть очень плохо для имиджа компании, - сказал профессор Рингпфайль, не поднимаясь из кресла. - Будем считать, что это был просто инфаркт. Но мне нравится ваш кодекс чести работников концерна. Я вижу, что мы с вами сработаемся, господин Такахаси.
Tags: фэнтази-графоманство
Subscribe

  • (no subject)

    Вырос из старых забытых игрушек Ангел-защитник с узорами крыл: Плюх-Повалях - повелитель подушек, Всё-Нипочём - покоритель перил. Выросли мы в…

  • Возврат и обмен

    Если ваша антенна Не ловит мышей, Если ваши Ван Гоги Совсем без ушей, Если ваш аспирин Оказался у пса, И ему же досталась Моя колбаса, Если…

  • О рыбках

    Сделав сто четыре круга, И пока не началось, Говорит гольцу подруга: - Ты мне больше не лосось!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments